?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 August 2014 @ 04:17 pm
Хоббит:эльфы, маринованные в собственном гоноре. Часть 2  
События развивались стремительно. Дома я обнаружила в кабаке Гэндальфа и тетушку. А также открытую шкатулку, которая оказалась пустой, но, как выразился Гэндальф, сама по себе была прекрасным образцом эльфийского искусства. В Эсгароте было полно эльфов, и мы с тетушкой решили разделиться: она выясняет про камень у эльфов Ривенделла, а я занимаюсь шкатулкой.
Игрит всучила мне шкатулку со словами «ты знаешь, что делать». Для меня отнести пустую шкатулку эльфам было равноценно самоубийству, но тетушку это, похоже, не волновало. Я как игрок, сообщила ей, что если что, скажу, что это все Гэндальф.

Мне дали сопровождать дочку кабатчика до дороги к паукам. Ей туда надо было для обмена какими-то там философскими учениями. Заодно ей дали задание постараться выудить у пауков письмо. И снова мы расстались на развилке. Моя дорога вела к эльфам. Мне повезло, что король Трандуил был занят, ибо он был в гневе – только что у него была полная тюрьма гномов. Я поговорила с эльфийкой, отдала ей шкатулку, рассказала, что ее нам продал гном, а гнома я расспрошу позже и расскажу им. Попытка поторговать вызвало лишь то, что кто-то побежал к Трандуилу и на всю локацию эльфов раздался его гневный голос «Да принесите же мне, наконец, вино!». У эльфов я не задерживалась, вернувшись в Эсгарот.
Там я решила, что в ближайший час я точно никуда больше не пойду. На пристани эльфы во главе с Леголасом не желали ни измерять рост, ни платить взятку по квитанции. Господин Вернон строго следил за происходящим. Когда эльфы ушли, мы сели в кабаке отдохнуть. Господин Вернон немного попел для Гэндальфа, который был еще здесь. Тетушка сказала мне, что волшебник намекает на что-то очень важное, что скоро произойдет в Эсгароте.
<Геона отдыхала в кабаке с остальными, когда прибежал стражник и объявил, что с берега озера гномы во главе с Торином Дубощитом требуют прохода в город и кричат, что вернулся Король-Под-Горой. Все отвлеклись на эту новость, а когда повернулись снова, волшебника за столом уже не было. Гэндальф пропал.
- Опять! Ну что за манеры! Он ни разу не вошел и не вышел нормально! Мы даже измерили его всего раз и то без шляпы! А вдруг, у него рост не совпадает? А вдруг, он пронес то, что запрещено? - посыпались со всех сторон восклицание на такое поведение мага.
- Господин Вернон, вот скажите нам, как это согласуется с буквой закона? Ведь вы у нас лучше всех разбираетесь в Кодексе, - спросила Геона казначея.
Вернон Паучий Мед задумался.
- Ну… в следующий раз надо будет взять с него штраф за постоянное исчезновение без предварительного уведомления. Не хорошо это, не хорошо!>


Пока в городе царила суета по причине нашествия гномов Торина, Геона выспросила местного гнома о том, как к нему попала эта самая шкатулка. Оказалось, ее ему подарил Двалин, а Двалину вроде как его родственник. Когда шкатулка попала к местному гному, она была полная, но ее на время у него украл какой-то неприметный человек. Вернул уже пустой, потому гном ее и продал.
Вести были не утешительные. Однако, от Леголаса, как оказалось, удалось выяснить, что в шкатулке был какой-то камень.

У меня созрел план.
Для этого плана мне было нужно торговое задание и сопровождение. Я предложила стражнику Магни отправиться со мной в Маленькое Путешествие. Он согласился. Тетушка выдала и ему немного товаров, и мы отправились в путь. Плотогон при переправке заметил мне, что меня уже узнают по шапочке и луку, только путают то с мальчиком, то с эльфом.
И мы с Магни пошли снова к паукам. И снова на дороге мы встретили Забияку. Она сообщила, что Беорну очень нужны специи. А у меня с собой было.
У пауков меня уже приняли чуть ли не как свою. Я задобрила их печенькой и рассказала, что нужного им камня у эльфов нет, его предположительно украли. И что вероятно все это где-то у Одинокой горы. Учитывая, что гномы, в которых все упиралось, собирались идти туда – я почти и не соврала. Тем более что я ничего не утверждала, а высказывала факты и предположения. Пауки жили по понятиям и оказались верны своему слову. Но сыграло на руку, что дочка кабатчика, оказывается, оставалась с книгой пауков один на один на пару секунд и умудрилась стянуть письмо. Пауки очень расстроились, но сделка была заключена, потому они мне рассказали два кусочка повествования, что касались меня.
В первой истории рассказывалось про девушку, которую освободили эльфы Трандуила из плена пауков. У нее из кармана и выпало то письмо. А вторая история была про Таина, который весь израненый попал к паукам сравнительно недавно. Он был почти уже на том свете, так что они его даже есть не стали. Дали ему прочесть письмо, он чему-то обрадовался и умер.
Судьбу отца я узнала. Надо сказать, это был удар по моему персонажу, но он пережил это, как человек, который так умотался в достижении цели, что когда результат попадает к нему в руки и не оправдывает всех тех сил, остается пустота, скребущее чувство досады и легкое отупение.
Магни тем временем обменял с пауками мед на четыре паучьих нити, что было колоссальной сделкой. От пауков мы пошли к Беорну.
И шли мы и шли
И шли и шли
Шли, шли
И пришли к домику Беорна. У него было мило. Пони, овечки, пчелиный улей. Сам Беорн был уставший и грустный. Но когда узнал, что мы ему принесли специи, воспрял, и одну специю мы наменяли на целых два пера.
Выбор у нас с Магни оказался не великий. Дорога обратно вела либо к гоблинам, либо к эльфам. Мы выбрали второй вариант. И уткнулись прямо в их чертоги. Завидев нас, Леголас узнал в нас эсгаротцев и сообщил, что сейчас нас будут мерять. Впрочем, пока они искали, чем мерить, мы уже занялись своими делами в этой локации. Вот так всегда. Все только на словах, а как до дела…
Одна эльфийка, правда, предложила нам рассказать комплименты в адрес эльфов. Я начала восхвалять их короля. Эльфийка заказала мне книгу с восхвалениями короля и обещала ее купить.
Впрочем, эти бравые эльфы быстро разбрелись по делам, а я отвела в сторону уже знакомую эльфийку и рассказала ей все, что знала о внутренности шкатулки, тоже отправив в Одинокую Гору. Не сказать, что сильно ошиблась. Я также ограничилась фактами и предположениями, не привирая, но выворачивая так, чтобы казалось, что эта информация чего-то да стоит. Магни тем временем на аудиенции Трандуила проводил торговую операцию. Ну ничего эльфы без Трандуила не могли. Он сменял две паучьи нити на две краски. Пожалуй, это был самый успешный в торговом плане рейс.
А мне за услуги со шкатулкой его величество выдал две жемчужины. Жемчуг был местной валютой Эсгарота и, видимо, Трандуилу был совершенно не нужен. Но даже при этом жмотина выдал всего две. Но я решила, что это хорошо. Хоть какая-то выгода.
Выходя от эльфов мы встретили двух заплутавших хоббита. Один из них был Павел Григал, и я была очень рада его видеть. Я объяснила им дорогу до Беорна методом «будет развилка, там если налево пойдешь, туда-туда уйдешь, но вы туда не ходите, вам туда не надо».
В Эсгароте я нашла дочку кабатчика, мы с ней разминулись. Сообщила ей, что пауки разозлились и сказали, что обязательно ее съедят, если она туда вернется. Получила от нее искомое письмо. С мыслями о том, что это долбанное ММОРПГ, села читать. (Весь сюжет мне сильно напомнил квесты ЛОТР онлайн, где эльфы посылают к гномам, хоббиты к людям и обратно. И так и бегаешь туда-сюда.)
«Мой милый Таин,
Только сейчас, когда смерть моя так близко, я поняла, как моя ложь, казавшаяся столь безобидной, тебя оскорбила. Когда я приехала в Эсгарот, я хотела только одного – забыть свою семью, забыть Гондор и искать счастье здесь и с тобой. Лишь позже я узнала, как важна для тебя абсолютная честность. Поверь, то, что мои родители живы и в Гондоре – это единственное, в чем я когда-либо обманула и могла помыслить обмануть.
Зная, что мой отец при смерти, даже несмотря н наши с ним разногласия и мой побег, я не могла не поехать к нему. Мне бесконечно жаль, что мы так с тобой расстались и что у меня не будет возможности вернуться к тебе.
Скорее всего, жизнь моя так и окончится здесь, в логове пауков, но если когда-нибудь ты получишь это письмо – прошу тебя, прости меня и поцелуй малышку Геону.
Если когда-то ты сможешь рассказать ей, что у нее есть родня в Гондоре, то знай – с кольцом, которое я оставила, моя семья всегда примет тебя и ее.
С любовью к тебе и Геоне,
Иорет, дочь Иофета.»
Так я узнала о своей матери, ее судьбе и родственниках в Гондоре. Тетушка была в ужасе от новости, а я лишь горько усмехнулась. Досада не отпускала.
По идее, мой персонаж уже готов был идти в Гондор. Только Гондора не было.
Да и времени особенно тоже. Когда я сидела с письмом, по дороге от Одинокой горы с крейсерской скоростью прошел невидимый Гэндальф. «Если маг обеспокоен – значит, это что-то значит. И скорей всего не то.» - заметила я себе.
Эсгарот продолжал свою лениво-оживленную жизнь. От Одинокой горы доносились странные звуки.
Вечерело, мимо города от Одинокой горы пробежал эльф.
«- Готовьтесь, жители Эсгарота! К вам летит дракон!» - сообщил он.
Тут же поступило предложение обязательно померить Смауга. Мы стали прятать ресурсы и документы. Кто-то прятался, я взяла лук.
Надо заметить, что Бард Лучник к тому времени еще не вернулся. И вообще я была единственным лучником в городе в этот момент.
Смауг выполз из-за поворота. Зрелище подействовало на меня парализующе. Огромную тушу дракона несли на руках игротехи. Честно – это было страшно. Я юркнула в проулок. Рядом со мной оказался Бургомистр.
«- Стреляй! Больше некому! – крикнул он мне.
- Я не Бард Лучник! – пискнула я в панике.
- Больше некому! Могу и я, но я не умею!
- Это дракон! – пискнула я снова».
Надо сказать, я и сама думала пострелять в дракона. Но факт того, что Бургомистр книжный, которые не ассоциировался у меня с тем добрым мужичком, что был на игре, его требование, все это мгновенно свелось в когнитивный диссонанс. Ступор, мир поехал… Но меня отрезвил наш кузнец. Сообща мы нашли, где у дракона, который уже был в городе, начинается хвост. И стали бегать вокруг таверны. Мы за хвостом, голова за нами. Где-то вопили «обожженные» люди, кто-то катался по земле. Кузнец, эльф, кажется один из кабатчиков бегали со мной, следя за хвостом. Один раз удалось попасть в хвост. Несущие же части прекрасно отбивали тямбарами летящие стрелы. Два или три раза точно я промазала совсем. Потом дракон решил схитрить и развернуться на площади. Тут я увидела его голову, а голова – меня. Правда огнем (водяной пистолет) до меня было далеко, но Смауг сказал «Ааааа, лууучникк!» Успев сделать не слишком удачный выстрел, мы побежали уже в другую сторону, снова в охоте за хвостом. Кто-то спросил, есть ли в городе Бард, мы ответили, что нет. Сказали «Тогда вам ничего не светит, ребята». Я ответила, что «Попытаться-то мы можем».

<Дракон крушил город, здания горели. Лавируя по проулкам, Геона стрелял в дракона, стараясь скрыться до того, как он увидит ее. Кузнец и эльф бежали рядом, подавая стрелы.
Должна! Должна попытаться! – вот все, что стучало в голове. Ответственность за весь город была слишком большой для ее плечей.>

Дракон улетел, я запыхалась. Мне помогли собрать стрелы. И тут свалилось осознание.
«Вы что, охренели?! – через одышку спросила я. – Пойди, убей дракона?!» Но, конечно, я улыбалась. Потому что это было здорово.

Город потушили, таверну даже быстро восстановили. Нас осталось очень мало. Откуда-то появился Гэндальф. Я даже не заметила, когда он пришел. Он предположил, что Торин погиб. Разгорелся спор. Часть оставшихся утверждала, что пока к Горе никто не пошел, ничего и не было. И во всем виноваты гномы. Что надо туда просто никого не пускать и тогда Смауг снова уснет. Другая часть – эльф, кузнец и кто-то еще, собирались идти с Гэндальфом к горе. Так как там есть меч, которым можно убить дракона и разом со всем покончить.

<Геона стояла напротив волшебника. Слева были те, кто шел таким малым числом на верную смерть, ради того, чтобы избавить нас всех от напасти. Справа те, кто предпочитал не будить лихо. Гэндальф символизировал собой вопрос, который девушка задала себе. Моральный выбор.
- Дракон не уснет. И он все равно проснулся бы рано или поздно. Даже если уснет – когда-нибудь он проснется. И если мы не позаботимся об этом, это свалится на наших потомков.
- Ты идешь с нами? – спросил кузнец.
- Да, я иду с вами, - твердо ответила Геона.>

Когда вместе с Гэндальфом мы переправились через озеро, нас было очень мало. Очень. И тут показался возвращающийся Смауг.
Это было очень пронзительно – горстка простых людей во главе с волшебником и приближающийся дракон.

<Дракон был виден издалека, он летел неспешно, но неумолимо приближался. И вдруг сзади нас послышался шум. Из леса выступила армия. Там были и эльфы и люди. Они присоединились к нам и встали плечом к плечу. В ноздри ударил запах предвкушения битвы. Геона покрепче перехватила лук.
Беда была в том, что в тыл к нам наступал отряд гоблинов и тролли.
Волшебник крикнул:
- Охраняйте тыл! Готовьтесь!
Смауг приблизился. Вокруг Митрандира зажегся магический огонь, хлопнуло, заволокло дымом. Маг стукнул посохом о землю и закричал:
- ТЫ НЕ ПРОЙДЕШЬ!!!
Войско в едином порыве вторило ему. Дракон отлетел немного назад, но затем снова бросился на нас. И началась битва. >


Моя стрела была одной из первых. И попала четко в голову. В дракона я расстреляла весь колчан. Из десяти стрел мимо прошли лишь три. Близко я не приближалась, чтобы не попасть под огонь. Раненого Гэндальфа несколько раз выносили из боя, но он снова вставал и бежал в гущу. Снова раздавался шквал заклинаний и вихрь магии.
Наконец, лучница с Черной стрелой поразила дракона, а появившийся ниоткуда Торин добил его. Смауг был повержен. Раненых стали переправлять на плотах в город. Лучники собирали стрелы.
Казалось бы все.

Как вдруг пришла весть.
<- Идут гоблины во главе с Сауроном! Некромант вернулся! Все, кто может держать оружие, стройтесь!
Лучники выстроились на стене города, армия – перед тушей дракона. И снова впереди был Гэндальф. Со своего места Геона хорошо видела его шляпу.
Гоблины остановились.
У темной фигуры впереди них зажегся красный огонь, Гэндальф зажег светло-зеленый огонь во имя жизни! Геоне были видны лишь огни и шляпа. Раздался взрыв и шляпа исчезла. На месте мага образовалась воронка из людей и эльфов, попадавших на него. А гоблины пошли в атаку.>

Я лишь потом узнала, что на месте Гэндальфа осталась лишь шляпа. Развоплотив Некроманта, истари погиб и сам. Хотя не верилось, ведь он всегда возвращается. Подумаешь, шляпа!
Я как игрок с этого момента не видела Гэндальфа даже игротехнически. Он действительно исчез для меня. Не знаю, как это сделал Аджантис, но это было настолько реально, что ощущалось шкурой. Исчез и все.

Я стреляла лишь наверняка. Поэтому почти все стрелы из 20 попали в цель. Одна из стрел угодила прямо в грудь троллю. Он тупо посмотрел себе на грудь, потом увидел меня. «Я тебя запомнил!» - крикнул он, махнув дубиной точно, как тролли в Скайриме.

Гибель Гэндальфа оказало странный эффект армию Света. Падение морали и превосходящее число противников заставило армию отступать, отбиваясь. Вся дорога к Одинокой Горе была усеяна телами врагов и друзей. Пауки, тролли, гоблины валялись рядом с людьми и эльфами. Уже давно осталась впереди туша дракона. Но отступающие вправо войска оказали мне добрую услугу – стрелять в тыл врагу гораздо проще.
«Там очень метки лучник, сделайте с ним уже что-нибудь! – крикнул какой-то гоблин.» Но добраться до меня по рельефу местности было довольно сложно.
Казалось, мы проиграли. Осталась совсем горстка защитников. И тут пришли гномы. Огромной кровью победа была достигнута. А на руинах города стоял только кабак. Куда мы все и завалились после того, как собрали стрелы и отлечили раненых.
Суп из мяса дракона, который тут же стал продавать кабатчик, был неописуемо вкусен.
До завершающего парада еще пришел человек и рассказал, что на Горе посреди гор злата и артефактов стоят гномы и эльфы и спорят из-за двух камней.
Все рассмеялись, настроение было в небесах, ощущение было благодушное.

<На фоне всеобщего веселья и празднования победы, Геону не оставляло чувство, что что-то не так.
Печаль по Гэндальфу, который вел их всех к этой победе, позволил ей иначе взглянуть на мир. Мир менялся.
А ее ждал Гондор.
И это было только начало.>

***
Несколько слухов и историй, просто красивых моментов.

*
В Шире были семейные выезды, очень много детей разных возрастов. Там было очень уютно. Домики с палисадниками и цветочками, заборчиками, табличками с указанием, кто здесь живет, и круглыми дверями. На той самой двери был даже тот самый знак.

*
Хоббитята обожали Бомбура. Даже сплели ему венок из листьев.

*
Бард Лучник предался тьме. Саурон совратил его через своих приспешников, так как цели Барда совпадали с целями Некроманта. Об этом факте идут споры среди игроков.

*
Тот самый следопыт, который увел группу из нашего города, провел их по всем приключениям до Одинокой Горы. Они крали, обманывали, оставляли друзей в беде. Это казалось оправданным. На Горе следопыт сказал им: «Сегодня вы крали, предавали, предавались алчности. Я Саурон и теперь вы все мои». И надел шлем. У одной девочки из его группы случилась истерика на этой почве, и она попросила, чтобы ее персонажа убили. Она верила ему и так выгралась, что это стало действительным шоком для нее.

*
Гоблины крали у хоббитов кексики, а потом хоббиты катались на плененных гоблинах.

*
В Ривенделле показывали театр. Говорят, там было очень классно. Жаль, что я не дошла до них.

*
Когда Саурон пришел к гоблинам, от дыма магии заволокло все вокруг (дабы показать его мощь), и пленница под шумок сбежала от гоблинов.
А те упали перед Властелином на колени в едином порыве. Это было здорово.

*
Данж Одинокой Горы очень хвалят. Там были интересные испытания и много сокровищ.

***
Для меня это была самая лучшая игра за весь мой ролевой опыт. Я действительно побывала в сказке и перед глазами я вижу Средиземье.