?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 August 2014 @ 04:16 pm
Хоббит: эльфы, маринованные в собственном гоноре. часть 1  
На Хоббита я ехала, впервые, наверное, ничего не ожидая от игры. Мне просто хотелось съездить в этом сезоне еще куда-нибудь вместе с Эсгалтин и Лешей, так как с ними не выдалось этим летом никуда выбраться, кроме как на фотосессию по Скайриму. Персонаж сложился у меня сам всего за пару часов, были наметки на личные квесты, мастер был предупрежден о желании поиграть в это. Так как квестоделание мне никогда не удавалось, я думала, что просто как всегда поиграю фоновым персонажем «массовки», словлю пару личных и никому неочевидных моментов ОБВМа, и на том все закончится.
К стыду своему вынуждена признаться, что впервые я не прочла правила игры хотя бы бегло хотя бы раз, а была ознакомлена только с отрывками. Впрочем, как выяснилось, пустых мест эти отрывки содержали не очень много, и пробелы были не очень важными.
Итак, в пт вечером в два часа дня я выехала из дому и началось мое Большое Путешествие. Оно было большим, потому что ехала я 7 часов, из них 4 часа – с Трекиными на машине. Голова разболелась страшно, отчего укачивало почти перманентно. Спасали только беседы о ТЕСе и играх. Потом я впала в анабиоз и прибывала там, пока не въехали в лес.
Приехали и разгружали машину мы уже по темноте. Нам повезло, что игра еще не началась – у нас даже было время поставить палатки и переодеться. Стартовый парад был назначен на 23 часа.
По обилию перепадов высоты (кочек), был сделан вывод, что лес, наверное, красивый. Быстро справившись с палаткой и вещами, я переоделась и была готова к параду. Правда отправилась туда в полусонном отупевшем состоянии. Первым, что начало растапливать реальность, стала музыка. Музыка из Хоббита, звучавшая от мастерки, и отлично подобранная по стилю музыка, игравшая в Эсгароте.
Парад в темноте – не первый в моем опыте. Но этот стал особенным. Народу было не очень много – кто-то не пришел на него, а многие еще просто не приехали. В мое полусонное сознание, уже притопленное слегка музыкой, вплыли СИЛУЭТЫ.
Волшебник стоял в тени. Прожектор выделял лишь неясный, но очень узнаваемый силуэт: фигура с бородой и в высокой шляпе опиралась на посох. Так зазвучали эти первые, еще тихие нотки «Шира» Говарда Шора. Неуловимое движение, маг отходит в сторону и загорается фейерверк. Разноцветные огни высвечивают лорда Элронда и эльфов Ривенделла, король Трандуил в короне и длинной накидке застыл вместе со своим сопровождением, словно стаффажные фигурки на страницах древней книги.

Группа гоблинов между двумя родами эльфов вела себя нагло, но не преступала дозволенного, лишь громко крича на разные лады «Гоблины, гоблины, гоблины, гоблины!» и требуя все подряд на сосиски.
Хоббитята из Шира восторженно побежали к волшебнику, приветствуя его. Гномы Торина молчаливо и грозно внушали присутствующим уважением одним своим видом.
Здесь я сделаю небольшое отступление, дабы объяснить всем, кто не знает, суть темы. Что это была за игра, кем я на нее поехала и в чем была суть, иначе дальнейшее повествование может несколько запутать незнающего читателя.
***
Игру делал клуб «Золотые леса» для себя и своих друзей и знакомых. Я прицепилась туда к клубу МФТИ, благодаря знакомству с Эсгалтин и Лешей. Мы ехали в Эсгарот, город торговли, бюрократии и незыблемых устоев. Моего персонажа звали Геона-охотница, дочь Таина Честного, и персонажу Эсгалтин я приходилась племянницей по отцу. Она поехала главой торговой гильдии Эсгарота Игрит Сучковатая Палка. Надо сказать, что каждый житель города был харизматичен по-своему, а все вместе они развели такую широчайшую и глубочайшую бюрократию, что были настоящими эсгаротцами. Например, только у Уважаемых жителей города были прозвища. Всем остальным их надо было заслужить. И конечно у каждого была история о том, как он это прозвище получил. В кабаке кормили за различные истории, а в город пускали только предварительно померив рост. Причем, если на выходе рост не совпадет, то надобно было уплатить за это штраф. Достояние жителей Эсгарота измерялось в их совокупном росте. Каждый шаг заносился в реестр, на многое выписывались справки и прочие документы. И конечно все законы были занесены в Кодекс. В Кодексе было прописано все, вплоть до того, какой из прудов – Правый, а какой – Левый. И какой из них синее, а какой голубее. Также налоги уплачивались с любой сделки, включая взятки. Да-да, взятки тоже оформлялись по квитанции. Если кто-то что-то хотел сделать вне очереди или не по закону, он шел оформлять квитанцию на взятку и платил с нее налог (причем, это должны были заверить двое Уважаемых людей города). За всеми этими бюрократическими штучками следил казначей – господин Вернон Паучий Мед (Леша). Ну и список запрещенных товаров был тоже прекрасен. К примеру, нельзя было ввозить полосатые носки, желтую и коричневую бумагу, мешки зеленого цвета и многое другое. Полный список висел на таможне – она же пристань. Все это возглавлял, как и положено, господин Бургомистр.
Краткая история моего персонажа: мой отец, Таин Честный, никогда не говорил мне о моей матери, как и все мои родственники никогда о ней не распространялись. От нее у меня осталось лишь кольцо. Некоторое время назад мой отец пропал. Предположительно – утонул. Но ни я, ни моя тетя Игрит Сучковатая Палка (палка у нее правда была и огреть ею она могла неплохо, ежели кто не прав) в это не верили и пытались узнать правду.
Краткая суть полигонки: Первое, что меня насторожило (в хорошем смысле) – отсутствие смерти. Персонажи не умирали. Даже в плену можно было держать не больше часа. Это разом подняло социальную составляющую на много пунктов вверх. Из локаций были представлены: Одинокая гора, Эсгарот, Лихолесье (с эльфами, пауками и домиком Беорна), Мглистые горы с гоблинами, Ривенделл, Хоббитон. И три тролля. Все персонажи делились на три типа: смотритель, приключенец, домосед. Смотрителями были главы партий приключенцев, которые ходили в Большое Приключение. Оно началось утром в субботу и закончилось с концом игры. Смотрители имели игротехнические загрузы, все они были именными персонажами и, по словам мастеров, им нужно было обязательно верить. Домоседами были все остальные обычные жители Средиземья. Они могли ходить в собственные Маленькие Приключения с условием, что могут посещать в них только одну локацию, после чего Непреодолимая тяга домой возвращало их обратно. Если они шли с конкретной целью (заданием), то посетить локаций можно было немного больше.
После парада игра началась.
***
В Эсгароте близился праздник День Новой Лодки. Мы с Игрит привели в порядок торговую гильдию, насколько это было возможно по темноте, и она ушла в город по делам. В кабаке заседали Уважаемые люди города и господин Бургомистр, решали какие-то важные вопросы. Конечно же, бюрократические. Негромко играла музыка.
*Игрок* Наша торговая гильдия, в которой я сидела в кресле и отдыхала, стояла совсем рядом с таможней, на «набережной». Шатер без стенок одной стороной выходил на обочину, накрытую голубой нетканкой, которой моделировались наши «пруды». И я сидела к ним спиной. На столике рядом горел всего один фонарь. Неожиданно ветка сзади хрустнула, промелькнула тень и… тут меня накрыло.
<Празднования вот-вот должны были начаться, фонарщики еще не успели зажечь фонарей на улицах, поэтому было довольно темно. В лунном свете у дверей торговой гильдии Эсгарота появился силуэт незнакомца. Балахон, посох и высокая шляпа намекали на то, что это не простой незнакомец. Опершись на посох, он немного понаблюдал за происходящим, а затем неспешными движениями закурил трубку. Маленький огонек выхватил из темноты его профиль с длинной бородой…>
И тут жители его заметили. Кто-то сказал, что Гэндальф здесь, кто-то не поверил и с любопытством стал его рассматривать. И конечно же нашелся некто, поинтересовавшийся, а проходил ли волшебник через таможню. Оказалось, что нет. Тут же подсуетились, и вот уже истари заполняет декларацию, и стража замеряет его рост. Без шляпы. Впрочем, маг, кажется, был не против. В кабаке началось оживление. Некоторые беседовали с Гэндальфом, включая мою тетю (в детстве волшебник спас ее от пауков, и он ее помнил). Тетя рассказала ему о ситуации с моим отцом и тот пообещал рассказать, если что-нибудь узнает.

Затем начался праздник. В кабаке пели, ели и травили байки, на площади танцевали «котильоны». К сожалению, усталость у меня взяла свое и, сославшись на то, что день был тяжелый и «столько силков было осмотрено, к тому же семейство бурундуков переселилось», я отправилась спать.
Ночка выдалась холодной, я несколько подмерзла в палатке. Обустроив гильдию до конца и позавтракав (рисовая каша с изюмом – это вкусно), мы подготовились к торговле.
Конечно же, я опять сидела и наблюдала. Когда много людей, да еще и большинство из них друг друга знает, мне сложно переступить себя и влиться в процесс также свободно. Да и желания я особенно не нахожу. Мне гораздо легче, если у меня есть четкая цель, либо я гость маленькой локации и на меня направлено достаточно внимания. Тогда я начинаю играть. Привлечь же к себе внимание мне не позволяет робость. Впрочем, за годы игр ситуация несколько изменилась в лучшую сторону. Думаю, Эсгалтин это прекрасно понимает, потому и решила отправить меня по торговым делам в Маленькое Приключение. Пока собирался список товаров, который нужен городу, я наблюдала, как господин Вернон ловко вел дела, беря штраф даже за печеньку, подаренную дочери Бургомистра за красивые глаза, так как, как ни крути, но это все же взятка. Собирались уходить в Большое приключение две партии из города. Одна под предводительством Барда Лучника, а вторая с каким-то следопытом.
Сонная Забияка Сьюз все обещала починить лодку и отвезти меня на берег после того, как поставит удочку на рыбу, но потом выяснилось, что я все же могу переправиться на плоту. Как раз плотогоны были заняты переправкой партий приключенцев, и я отправилась с ними. Кажется, даже на плоту с Бардом Лучником.
Задача была не из легких. Нашему кузнецу срочно требовалась руда, а она была только у гоблинов в Мглистых горах. Программой максимум для меня было достать руду. В крайнем случае – краску у эльфов или мед и перья у Беорна. Мне надо было выследить гоблина и попробовать с ним договориться. С собой была вяленая рыба и несколько побрякушек и, конечно, мой лук.
Пробираться по дебрям - мое постоянное занятие на полигонках. Единственное, мой лонг, который вывозится всего второй раз, хорошенько меня тормозил, все время норовя зацепиться за кусты. Мне пришлось сойти с основного тракта, когда мимо проходила толпа непонятно кого, и двигаться очень тихо вдоль него. Это тоже было своего рода приключением. Вырабатывать следопытский шаг довольно сложно. Иногда получается, а иногда ты грохочешь, как рота ландскнехтов, что и некрокролика можно поднять. Впереди тракт изгибался, и навстречу мне шла какая-то группа. Я залегла, но потом по некоторым причинам, перестала особенно прятаться, хотя и не привлекала к себе внимание. Потому что…
<Гэндальф остановился и присел сбоку от дороги. Гномы гурьбой обступили его, кто-то поинтересовался чем-то. По вопросительной интонации Геона поняла, что он спрашивает либо почему они остановились, либо кого они ждут.
- У волшебника тоже бывают проблемы, - ответил Гэндальф, продолжая сидеть. Путники о чем-то переговаривались, Геона боялась пошевелиться настолько, чтобы ее заметили. Но в этот момент к ней пришла идея – оставить на дорогах объявления, приглашающие в торговую гильдию Эсгарота, с указанием товаров, которые есть и товаров, которые нужны. Тихо оторвав кусочек бумажки, она начала выводить текст, так как гномы и волшебник никуда уходить явно не собирались.
- …Может, придет, а может и нет…- донесся до нее голос мага.
Она уже почти дописала, когда на дороге от Шира показался запыхавшийся хоббит, быстро-быстро перебирающий своими ногами. Он настиг путников, гномы что-то сурово ему сказали. Гэндальф поднялся, и группа пошла дальше. Вдруг, хоббит воскликнул:
- Нет-нет, мне надо вернуться!
Басовитые голоса гномов что-то ответили ему. Охотница разобрала, что он, кажется, что-то забыл дома. После чего гномы дружно рассмеялись и снова пошли вперед. Тут уж Геоне стало не по себе, так как она пряталась очень уж близко от дороги. Если ее заметят, то могут как минимум рассердиться, что уже не так уж приятно. Про максимум думать как-то не хотелось. Геона затаила дыхание, опустив голову так, чтобы с тракта была видна ее зеленая шапка, а не светлое лицо. Она не двигалась, пока путники не прошли. То ли не заметили, то ли не придали значения. Ссориться с такой компанией совсем не хотелось.>
Но любопытство и факт того, что я несколько заплутала в лесу, заставило меня пойти по дороге за группой приключенцев. Нет, я не собиралась их догонять, но решила дойти до развилки и попробовать найти дорогу в Мглистые горы или еще куда-нибудь. Заодно повесить на перекрестке первое объявление.
За этим делом на перекрестке меня и застали две хоббитянки. Они поинтересовались у меня, не гоблин ли я, и после ответа, что я здесь на правах рекламы, подошли ближе. Я пригласила их в Эсгарот и выяснила, что им для их кексиков (товары их Хоббитона) нужны как раз специи, которые есть у нас. Девушки пошли дальше, а я направилась в Лихолесье. Надо заметить, что основной лес был березняком со смешенным не очень густым подлеском, а вот Лихолесье начиналось в ельнике с мертвой нижней частью и переходило в смешенный лес с густым подлеском.
<Лес изменился. Охотница чувствовала это. Что-то темное витало во всем. Странные мхи, темные мертвые деревья. Казалось, что-то смотрит на тебя из глубины, что-то таинственное рыщет меж облезлых стволов. Геона шла по тропинке, сжимая лук в руках и ступая неслышно по мягкой почве. За гигантским муравейником тропа сворачивала, но Геона решила пройти немного вперед. И как раз вовремя – из леса по тропе выдвинулось войско. >
Кажется, это были эльфы. Я дождалась, когда они уйдут и пошла обратно, поняв, что это явно не Мглистые горы. Меня оправдывало лишь то, что персонаж хорошо знает лес вокруг Эсгарота и вообще домосед. Я решила вернуться по тракту на Хоббитон, полагая, что где-то там должны тропы вести к гоблинам. Дошла до перекрестка, услышала барабаны гоблинов. Но поняла, что мне как-то страшно идти туда близко. Пошмыгала вокруг, снова вышла на тракт к Хоббитону. Стояла и думала, надо ли мне туда, когда поняла, что на меня смотрят.
<Геона обернулась. За изгибом дороги и кустом кто-то прятался. Этот кто-то тащил большое ведро. Поняв, что он один, охотница сделала шаг в его сторону.
- Ой-ой-ой, - пропищало существо, подхватывая ведро и намереваясь улизнуть. – Ты эльф?
- Нет, - Геона подняла руку и сделала еще шаг.
- Ой-ой-ой, - существо, кажется, собралось бежать.
- Эй, а ты кто?! – спросила охотница.
- Гобло, - ответило существо.
Это была удача.
- О! Гобло! Иди сюда, разговор есть! Я тебя не трону, иди сюда, - обрадовалась Геона.
Гоблин-девочка поставила ведро и посмотрела более заинтересовано, хотя и насторожено.
- Торговать хотим. Смотри, что у меня есть, хочешь, покажу?
- Ты это… штуку-то положи… - сказала гоблиниха, указывая на лук. – А то знаю я вас…
Геона положила лук и развернула тряпицу, в которой была завернута рыба.
- Хотите? У нас много, могу еще принести.
Гоблиниха вытаращилась на рыбу.
- Хотим. Но нам нужно стекло.
- У нас есть стекло в Эсгароте. Могу принести. Давай встретимся вот в этом перелеске следующей луной (*через час*).
Гоблиниха почесала за ухом.
- Годиться. Что взамен?
- Нам нужна руда.
- Я скажу главнюку. С людей тоже может быть толк, а?! Я скажу главнюку, и мы встретимся здесь.
- Хорошо. Эй, а рыбу-то хочешь?>

Подкрепив договор сделкой «рыба на две конфеты», мы разошлись. Я отправилась обратно в Эсгарот, оставив еще пару объявлений на трактах. Однако, когда я добралась до переправы, там оказалась целая толпа гоблинов, заславшая своего «главнюка» в город. Главный гоблин торчал на плоту, о чем-то громко беседуя с моей тетушкой и другими жителями города. Завидев меня, гоблины, конечено, подумали о сосисках, и потребовали показать уши. Я поинтересовалась, не отрежут ли мне их, если я это сделаю. Обещали отрезать, если я эльф. И очень разочаровались. С берега кричали меня не трогать, иначе сделок не будет. Главнюк гоблинов приказал своим меня не трогать, а стража выслала плотогона, чтобы перевести меня в город. К сожалению, оказалось, что все мое приключение было напрасным и с гоблинами уже выменяли руду.
Однако, появилась одна новость – тетушке продали шкатулку эльфийской работы, которую никто не мог открыть. Предполагалось, что открыть может либо эльф, либо волшебник, коих в ближайшей доступности не было.
За историю о моем маленьком приключении, меня накормили в таверне сырным супом. Гоблины тем временем все еще торчали у города, продолжая неистово торговаться. Мимоходом они умудрились поймать случайно вышедших на них пони и овечку (точнее пони С овечкой. Пони – игрок, а овечка – игрушка). Перспектива у пони сложилась не радужная. Конечно, сосиски. Но жители Эсгарота были довольно добрыми людьми, хотя и закостнелыми в своих специфических традициях, поэтому они стали выторговывать у гоблинов пони. За три тарелки супа смогли спасти и пони и овечку. И не отдать двух заблудившихся хоббитянок, которых гоблины очень требовали.
Пони говорить не могло, а рисовать – пожалуйста. По рисункам смогли определить, что оно заблудилось и его надо вернуть хозяину – Беорну. Меня и Сонную Забияку снарядили сопроводить пони к Беорну, заодно выторговать у него за это мед и перья. Снова замерившись (да, при входе и выходе меня замеряли почти всегда и, что странно, рост всегда совпадал на 167 см, хотя я всегда считала, что я 164, 165 от силы. Это какая-то эсгаротская магия, наверное. Потому что это даже из-за сапог быть не может – их подошва из двух слоев кожи, что миллиметров в пять, мои домашние тапки толще, так что удивительно.) мы отправились к Лихолесью. На сей раз мой путь прошел дальше огромного муравейника. Тропа петляла по Лихолесью знатно. Мы оказались на распутье. Там висела табличка «Выбери путь и пройди его до конца». Пони проржало, что оно за правый путь. Мы ему поверили. И зря.
<Путники и не заметили, как сучковатые деревья сомкнулись за ними, и они оказались перед гигантской паутиной. Белые лохмотья окутывали деревья, словно одеяла. Было тихо – ни птицы, ни зверя. Путь назад найти было столь же сложно, как и попробовать пробраться через паутину. Забияка полезла первой, Геона осторожно, стараясь не зацепиться колчаном, следовала за ней. Они преодолели уже большую часть пути, когда…>
Пони залипла. Я с колчаном за плечами и лонгом – не залипла, а пони в удобном костюме, задела веревку и колокольчик возвестил всем о поражении. Но в принципе это было логично. Попробуйте провести настоящее пони через паутину такого толка.
<Как только по нитям паутины прошла вибрация от попавшего в ловушку пони, лес ожил. Со всех сторон сбежались пауки огромных размеров, клацая своими жвалами. Пони парализовали первым. Геона и Забияка тоже не сумели убежать. Парализованных, их потащили в логово Чащоб.>
Надо сказать, что с положения лежа убежать от жидкого серпантина довольно сложно. А баллончики стреляют им довольно далеко.
<Пауки притащили парализованных путников в логово, где восседала их Мать. Огромная, размером с самое большое здание Эсгарота, она со степенным любопытством оглядела жертв всеми своими глазами.>
Нам повезло, что пауки были сыты. И перспектива прояснилась: за историю нас могли и отпустить. Пока пауки общались с пони и Забиякой (да, с пони они могли разговаривать), в логово пришли гоблины и волколак. По разговору стало понятно, что эти гоблины работают на этих пауков. И тут гоблины снова предположили, что я эльф. Видимо, судьба у меня такая, что меня путают с эльфом, хотя я не обладаю нужной внешностью совершенно. Гоблины собирались пойти в Эсгарот «торговать, поесть, а потом им промеж глаз». Пока пауки и гоблины строили планы, я обратила внимание, что у пауков огромный гримуар с информацией. Я привлекла внимание главной паучихи. Надавив на семейные чувства, которые были очевидно крепки в их племени, я рассказала свою слезную семейную историю. И тут оказалось, что у пауков хранится письмо от какой-то женщины моему отцу. Кольцо и мое имя там тоже фигурирует. Паучиха охарактеризовала письмо как образец любовной лирики и сообщила мне, что паучатам до определенного возраста они его читать не дают. Но паучиха была умная: она сказала, что отдаст мне письмо, если я кое-что сделаю для них. У эльфов Лихолесья хранится камень, в котором заключена паучиха. Эта паучиха – прародительница их племени. Мне надо узнать, действительно ли это так и можно ли ее расколдовать. Пони и Забияку вывели на один тракт, чтобы они добрались-таки до Беорна, а меня маленький паучонок повел до другой дороге, чтобы попасть к эльфам. По дороге я заметила, что никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, и паучонок был со мной полностью согласен. Однако, выйдя на дорогу, я поняла, что к эльфам мне прямо сейчас не хочется, а очень хочется домой. Пони доведет до места Забияка, а меня одолевает непреодолимая тоска по дому. И быстрым шагом я пошла в Эсгарот.
Я думала лишь зайти, рассказать тетушке о новости, и тут же отправиться к эльфам. Но выйти сразу мне не удалось – следом за мной пришли гоблины от пауков. Я их немного обогнала. Гоблины стали требовать пройти в кабак. Мне ничего не оставалось, как предупредить господина Бургомистра о планах гоблина насчет «промеж глаз» после еды. Но господин Бургомистр находился под давлением кабатчиков, которые обещали ему не голосовать за него на скорых перевыборах, если гоблинов не пустят. В итоге, после долгих бюрократических проволочек и замеров, гоблины засели в кабаке. А я, взяв некоторое количество товаров, собралась обратно к эльфам. Товары были лишь поводом. Основных целей было две: узнать про паучиху и сообщить о некоей шкатулке. Пока гоблины были здесь, мне как раз удалось бы прошмыгнуть обратно в Лихолесье.
Кстати хочу заметить, что эти гоблины уходя подорвали сами устои общества Эсгарота, сперев у нас метр. У нас, конечно, был запасной, но это был удар в самое сердце бюрократии. А гоблины этим фактом потом всем похвалялись.
На пути в Лихолесье я встретила Забияку. Она побывала у Беорна, довела пони и получила мед. К тому же она побывала у эльфов Лихолесья, успела им что-то продать и выяснила, что тем нужно исключительно вино. На той же тропке повстречался нам странный человек с бочкой браги, который выяснял где тут что есть. И на нас вышли эльфы Ривенделла, которые искали дорогу на Эсгарот. Забияка отправилась проводить эльфов, а я – показать человеку дорогу к паукам.
На этот раз я знала, что тропку надо выбирать левую, а не правую, показав спутнику, куда ему идти. Путь привел меня прямо к чертогам эльфов.
Они были гостеприимны, рассматривали брошку, браслетик, выслушали о ввозимых и вывозимых из Эсгарота товарах. И заметили, что россыпь бусиков возможно заинтересует их короля Трандуила. Но когда я заикнулась о шкатулке…
<Геона продолжала вести беседу с эльфами и эльфийками, которые показались ей настолько умиротворенными, что даже больше сонными, когда к ней внезапно подошел страж и сказал, что его величество король Трандуил приглашает ее в свой чертог. Геона испугалась. Она никогда не видела королей, только Бургомистра, а он на короля как-то не дотягивал. Эти эльфы и так-то были для нее чудными, а тут… Но пошла за стражем, тем более, что эльфы обступили ее кругом и тут и там.
Ее ввели в чертог короля эльфов. Высокие стены, белые стрельчатые арки зала сходились в одной точке, которая сразу приковывала внимание – трон. На троне в довольно фривольной позе – полускучающей, обманно расслабленной – сидел красивый эльф в короне. Полы его накидки покрывали ступени, ведущие к трону.
Геона почувствовала себя девочкой, которая видит сказку наяву. У нее бы даже рот открылся, если бы не взыграло простонародное воспитание Эсгарота: «Надо все запомнить, чтобы потом было, что рассказать». Девушка поклонилась королю, попутно постреляв глазами в стороны, чтобы все рассмотреть.
Эльф снисходительно слегка кивнул на ее поклон. Его лицо можно было бы назвать надменным, если бы не казалось, что его занимают совершенно иные думы, и все сейчас происходящее даже надменности его не стоит. Геона ожидала, что скажет король.>
Король Трандуил задавал мне вопросы про шкатулку и про Эсгарот. Геона была дочерью Таина Честного и отвечала честно и прямо. Оказалось, что шкатулку эту у его величества похитили. И он хочет ее вернуть и наказать похитителей. А также просил (если можно вообще классифицировать любой приказ вежливо-величавого эльфа, как просьбу) передать Бургомистру, что дружбе наших народов придет конец, если мы будем торговать с гоблинами. В конце беседы его величество поинтересовался, не устала ли я с дороги и приказал разместить меня и оказать гостеприимство. К тому моменту была уже довольно уставшая, потому была рада посидеть у костра с бокалом кока-колы и поболтать с эльфами. Прикинувшись любительницей мифов, легенд и историй, я поинтересовалась у вышивающей что-то на пяльцах эльфийки насчет камня паучихи и насчет своей семейной истории тоже. Оказалось, что никто ничего такого не знает. Однако, к меня начало создаваться впечатление, что эльфы Лихолесья вообще ничто без своего короля. Только король знает что у него есть, а что нет, что ему нужно из ресурсов, а что нет, и вообще КОРОЛЬ ЗНАЕТ, а рядовой эльф и дышать-то не знает как без Трандуила. С другой эльфийкой мы разговорились о гоблинах.
<После праведного гнева короля эльфов во время аудиенции, когда он узнал, что Эсгарот торгует с гоблинами, Геоне было не по себе. Потому в разговоре с эльфийкой ей захотелось как-то оправдаться, очиститься от того, на что ей открыл глаза король Трандуил. И она рассказала, как эсгаротцы пытались выменять у гоблинов попавшую в плен пони, параллельно совершив ряд сделок для равновесия.
- Что же ты сразу не сказала об этом, - раздался голос короля совсем рядом. Геона так и застыла с бокалом вина, повернувшись на голос. Трандуил стоял рядом, скрестив руки на груди. Полы накидки лежали у его ног. – Но торговать с гоблинами, - он передернул плечами. – Все равно не понимаю.>
За помощь со шкатулкой король обещал благосклонность и вознаграждение жителям Эсгарота. Я поняла, что мне пора бы возвращаться, хоть у эльфов и было очень хорошо. Я как раз уходила, когда к эльфам пришли гномы Торина Дубощита и хоббит. Их пригласили к королю, а я пошла домой.