?

Log in

No account? Create an account
 
 
23 July 2014 @ 04:01 pm
Ведьмак 2014. Война и Мир. Часть вторая  
Пятница. Третий день игры.

С утра граф был бодр и весел. Видимо, рассказ северянина про духобаб проявил у него нечто, что мы позже окрестили как «шило». К сожалению, лекарский осмотр шило не показал, но мы боялись заразиться все равно. Впрочем, одного мы бы его все равно никуда не пустили, поэтому шило графа сподвигло всю группу податься в Большое Путешествие. Но об этом чуть позже.
Прежде, чем пускаться в путь, мы решили дождаться выплаты ренты с имений. Вечером четверга нам повезло и графу выдали второй надел имений, так что денег должно было прийти в два раза больше. Но пока мы ждали выдачи, решили пошарить по кошелькам.
Граф снял кожаный кошель с пояса и, развязав, высыпал на руку несколько монет. После чего дунул внутрь, поднялось облако пыли. Стоявший рядом лекарь изобразил писк мышки. Сенешаль сползла по стволу дерева.
- Не, ну а что? У нас же древний, но небогатый род… - невозмутимо заметил граф.

Доблестная армия Каэдвена завоевала Аэдирн, назвав его Нижним Каэдвеном (Нью-Каэдвен, Каэдвеновка – народное). Слово Аэдирн было запрещено и его произнесение приравнивалось к измене. Императором империи Каэдвен объявили внука короля Хенсельта. Страшно похожего на деда, надо сказать (игрок тот же).

Отстояв Обедню в храме Мелитэле и получив благословение, мы схлопотали от настоятельницы задание – узнать где-нибудь какую-нибудь информацию о зеркале королевы Редании.
Граф был полон энтузиазма, и наша компания отправилась в библиотеку Аэдирна, дабы начать свои поиски.
Но в Аэдирне наш граф оказался задержан, как Каэдвенский подданный, так как по явно политической дезинформации ночное нападение и разграбление Редании было присвоено Каэдвену. Граф был задержан стражем ворот до выяснения обстоятельств и препровожден к герцогу. Мы, как сопровождающие его лица, разумеется, пошли с ним.
Герцог был человеком странным. Сказав, что граф задержан до возращения придворного мага, дабы тот наложил заклятие правды, герцог начал носиться по улице с мечом, размахивая им и крича что-то про теней, которые его замучили. Мы аккуратненько влипли в стеночку, оттащив и графа, который вдруг начал жаловаться на головную боль.
Пока мы все равно были в Аэдирне, хоть и удерживаемые насильно, мы решили воспользоваться относительной свободой передвижения и посетить-таки библиотеку. Однако, библиотека оказалась закрыта, а граф увидел на ее месте странное свечение. Прояснять это дело мы не стали. Граф Конрад соблазнился на название заведения «Сладкие булочки» (не те, о которых вы могли бы подумать – это был бордель), но сенешаль в лице меня, опасаясь за казну замка, воспротивился посещению, уперев лук поперек груди своего сюзерена и настоятельно не пуская его туда. Граф разбушевался, воскликнув, что он бы приказал нас всех повесить, но людей у него и так мало, а не будем же мы вешать сами себя! Затем его понесло. Он прошелся и по герцогу и по библиотеке и по дворянству в целом. Мы поняли, что с ним что-то не так. Ну не похоже это на него. И ненавязчиво предложили ему посетить храм, где тут же заперли в одной из комнат и нажаловались лекарю и жрице, описав симптомы. Затем помолились за его здоровье, пожертвовав храму целый серебряный, и оставили записку о его здравии, чтобы ее упомянули на службе.
Однако это маленькое приключение быстро закончилось. Графа выпустили и из храма (у него просто появилась стараниями игротехника защита от ментальной магии – потому он так странно себя и вел и библиотеку не увидел), а затем и нас выпустили из города.
И мы пошли в Реданию. Надеясь, что Оксенфуртский университет и родина той самой королевы, чье зеркало искали, нам поможет больше.
Каково же было наше разочарование, когда в Редании мы нашли практически развалины. Король Визимир мертв, его убили белки в ночном набеге. Они взорвали половину Оксенфурта, ректор убит, все материалы потеряны, живых вообще мы нашли очень мало. Город был практически безлюден. Зато была кошка и собака (их отыгрывали заантураженные детки). Но несмотря на это мы узнали, что принцесса как раз ушла на болота в данж доставать это самое зеркало, дабы упокоить призрак ее матери. То, что кто-то активно занимается этой проблемой, нас порадовало, и мы вернулись в Каэдвен.
Ульрика по дороге от нас отстала, а после привела группу наемников, так как граф планировал путешествие на юг. Однако нанять их и выйти за ворота не получилось. Глава полиции города настоял на том, что он не отпустит дворянина Каэдвена за ворота со столь подозрительными личностями. Как мы выяснили позже, это спасло ему жизнь.
А затем мы предприняли Большое Путешествие.

Большое путешествие.

Мы пошли в южные города. С нами пошла еще алхимик из нашего города. Через поле, шугаясь кромки леса, мы прошли до поворота за мастеркой, затем вышли на перекресток, где пережили напряженный момент. Дорога на Темерию и Цинтру была перекрыта странными личностями, направо – на Аэдирн и Реданию – тоже. И они приближались. И нам ничего не оставалось, как свернуть на Брокилон. Что само по себе выглядело как самоубийство.
Мы ускорили шаг, так как сзади шла странная группа людей. Встреченные же на пути сообщили, что у нас есть хорошие шансы миновать Брокилон.
Шли мы долго. Место, где была граница Брокилонского леса, обозначалась горкой свежих трупов и тяжелораненных. Эльфов видно не было. Наши спутники остались там, а мы пошли дальше.
И шли мы и шли… по узкой тропке живописного леса. И шли мы и шли… И думали уже, что сбились с пути, но два бесплотных духа указали, что идем мы все же правильно.
И шли мы и шли…
Наконец, мы оказались под воротами Нильфгаарда. Где ожидала внушительная толпа. Ворота были закрыты, было объявлено военное положение. Графа не пустили даже «почтить память праха бабушки» - легенда, которую мы придумали, так как в качестве каэдвенцев мы представляли угрозу сами себе.
Но зато мы узрели днище империи – небольшой квартал за стенами города, теневая изнанка жизни. Там мы слегка перекусили.
Ворота так и не открылись. Позже оказалось, что в то время уже 4,5 часа шел штурм Темерии. 300 человек против 30, и Темерия устояла, несмотря на неравность сил.
Обратно мы свернули на первом перекрестке и пошли почти вдоль реки по весьма живописным местам.
На обочине дорога сидела дева с белым лицом. Завидев нас, она отошла вглубь леса, зазывно курлыкая, словно приглашая нас к чему-то. Лекарь подошел поближе, держа меч так, словно отгоняя существо. Он прочел табличку вслух. Пред нами простиралось болото. И в его глубинах нас ожидало что-то таинственное и непостижимое. К сожалению, у нас не было времени (алхимика отпустили только на определенное время). И не было подходящего вооружения. Когда курлыкующие создания, которых уже оказалось несколько, поняли, что мы не пойдем в болото, раздался полный разочарования вздох и такой же курлык.
Дорога привела нас в Назаир. Городок довольно низкого пошиба, с довольно мутными жителями. Даже госпиталь там был не слишком развит. Зато питейной заведение было полно. Оставались мы там не долго, приближалась тучка. Да и алхимику уже надо было домой. Дорога вывела нас почти рядом с Брокилоном. Нам повезло, что нам навстречу шла группа людей и с границей эльфов они поравнялись значительно раньше и их затыкали стрелами. Мы юркнули в лес на противоположной стороне тропы, держась за деревьями так, чтобы нас не обстреляли. Однако, мы наткнулись на овраг, перебираться через который пришлось по упавшему дереву. Спиной очень ощущались зоркие глаза эльфов и их луки, направленные в нашу сторону. Однако, обогнули мы их успешно.
Вот на самой кромке леса
Существо мелькает в ветках.
Белкам, что ли, не сидится,
Беспокойному зверью?
Пригляделся я и понял:
Это вовсе и не белки,
Это эльфы охраняют
Территорию свою.

На обратном пути мы только встретили засаду на кого-то при выходе из леса. Однако, этот кто-то оказывается торговал с нашим алхимиком ингредиентами, поэтому нас не тронули.
До дома мы дошли почти спокойно. Храм Мелитэле провел ритуал по отгону туч, и гроза прошла поурчав, но не пролившись.
Так закончилось наше Большое Путешествие. Отсутствовали мы несколько часов, я стерла ноги.
На этом наши приключения, однако, не закончились.
Уже дома мною были замечены странные люди, творящие магию перед воротами нашего замка. Граф вышел всего на пять минут. А вернулся уже грустным и странным, вяло высказав пожелание поговорить с магом. Мы кинулись искать мага. Когда он нашелся, над графом провели исследование. (мы были на готове ворваться внутрь комнаты, где это происходило, так как у нас были подозрения, что наши маги и лекари занимались генетикой. Нам не хотелось, чтобы графа пустили на материалы. Также мы были всегда готовы оглушить его ради его же блага, если на него наложили какое-нибудь пагубное заклятие. Но все обошлось.) Оказывается, он был загипнотизирован какими-то магичками. Последствия этого сняли.

Мор.

Ближе к вечеру случилось одно из основных событий игры – по городам пошел мор. Катриона. Чума.
Ничего не предвещало плохого, когда очередной раз раздался возглас «лекаря». Гейн пошел посмотреть, что случилось, а вернулся уже с повязкой, сообщив, что в городах бушует мор и необходимо принять меры.
Прозвучало оповещение со стен, выстроились очереди на осмотр в госпиталь. Выявили семерых больных. Темнота, огни, все в повязках, звучат предупреждения, вход и выход из города перекрыты. Лекари и маги дезинфицируют город, методично двигаясь от строения к строению, по улицам и дворам. Даже стража на воротах в повязках.
Несмотря на мор, граф получил приглашение на бракосочетание кого-то из дворян и на последующий пир. Пир во время чумы.
Пройдя осмотр, сенешаль устало вернулась в замок. Состряпав ужин, она завернулась в плащ и капюшон у очага, в ожидании возвращения домочадцев, и так и уснула. Прямо в дезинфицирующей повязке. Так ее граф и нашел.
Тем временем судорожно искали лекарство, поднимали рецепт, которым поделился мимо проходящий ведьмак, на стену, так как город открывать нельзя. Искали ингредиенты, варили зелье…
Об эпидемии и последствиях лучше расскажет лекарь.
На утро стало известно, что в Каэдвене наименьшие потери от чумы. Умерло пятеро из семи. В остальных городах счет идет на десятки.
Ночью снова приходил северянин. Снова травил байки. А также очередной раз применил оптимистичную философию своего друга краснолюда, заметив, что, как и многое, «В ***пу эту вашу чуму».

Суббота. Четвертый день игры.

В первой половине дня Каэдвен пережил первый штурм. К сожалению, наша группа как раз собиралась пойти погулять, но под воротами внезапно оказалась армия, и вдали виделись стяги второй. Быстро скинув все оружие, мы спрятались в замке.
Наша армия была в походе. На воротах оставалось шесть человек. Жители попрятались по домам. Король сдал город. С криками «убивай, насилуй, грабь», треском и грохотом, на улицы вперлась объединенная армия Нильфгаарда и Дол-Блатанна. Граф вышел на улице без оружия. Я тоже сняла все оружие и оставила в замке, выйдя на порог. Завоеватели подошли ко мне, и я приготовилась ко всему.
- Что это за здание? – спросили они.
- Замок, - грустно ответила я, натянув повязку, которую мы не снимали вне стен Каэдвена, хотя эпидемия и была побеждена. Мало ли, может, завоеватели заразные.
- Чей?
- Графа
- Какого?
- Эверса.
- А ты кто?
- Сенешаль
Заглянув внутрь, они поняли, что там пусто.
- Вы не знаете герб с головой волка?
- Нет, я плохо разбираюсь в геральдике.
- Спасибо
- Пожалуйста.
Они ушли. Прошло меньше пяти минут. Ко мне подошла стрелок из армии Дол-Блатанна с закрытым черным платком лицом.
- Что это за здание? – спросила она.
- Замок, - грустно ответила я с той же интонацией
- Чей?
- Графа
- Какого?
- Эверса.
- А ты кто?
- Сенешаль
Заглянув внутрь, она поняла, что там пусто.
- Вы не знаете герб с головой волка?
- Нет, я плохо разбираюсь в геральдике.
- Спасибо
- Пожалуйста.

Тут захватчикам сообщили, что в общем-то они, конечно, молодцы, но армия Каэдвена тем временем взяла их города. И они свалили спешно, даже не свалив наш штандарт, что означало – захвата не было.

Однако ведьмак по имени Лето Убийца Королей умудрился за это время спалить храм и госпиталь. И лишь благодаря мудрости и силе матери-настоятельнице все наши лекари и жрица спаслись, сидя попками на углях сожженного госпиталя. Настоятельница задействовала артефакт, который их спас.

Мы пошли в Реданию. Во всех городах все входящие в город должны были отсидеть в изоляторе госпиталя, дабы зараза не вернулась. Пока мы с лекарем болтали там о новостях, наш граф, который остался за стенами города, пережил приключение.
Оказалось, что те наемники, с которыми его не отпустили в предыдущий день, наточили на него зуб. И прямо под стенами Редании он был ими оглушен и продан каким-то темерским подданным, которым нужен был «язык». Оглушенного графа потащили в Темерию, где представили кому-то из знати в качестве предмета для допроса. Но граф знал, что делать и выкатил местному дворянину предъяву за обхождение с ним, как с аристократом во-первых, а как с бывшим дипломатом в этой самой Темерии – во вторых. Дворянин впечатлился и отпустил его, принеся извинения. А на обратном пути нашему графу попался тот самый наемник. С перекошенным гневом лицом, доблестный граф Конрад погнался за ним. Бежали они долго, но в конце концов тот устал. Произошла короткая схватка, в результате которой граф был тяжело ранен, отомстив все же бандиту. Ему повезло, что он лежал на дороге. Мимо как раз проходила странная группа «детей любви», которая любила всех и вся, что двигалось и не двигалось, распространяя вокруг себя тонны сердечек. Поцелуй достался и графу, что дало ему возможность добраться до нас в Реданию, где его отличили в госпитале.

Из-за того, что действующий король сдал город захватчикам, его заставили снять с себя полномочия и больше на них не претендовать. Нашего императора еще ночью убил сатир. Поэтому принцесса была объявлена королевой, а до ее совершеннолетия властвовать в королевстве должен был регент в лице графа Мансельта и совет знати. Это было объявлено на площади, куда наш граф пришел в стеге и с кофейком.
После я снова встретила девушку из борделя. Ее взяли в плен скеллиге и таскали с собой. Оказывается, она уже успела побывать и в плену у эльфов. Потом ее отбили скеллиге. Они ее кормили и любили. Ее муж пытался ее выкупить, но она стоила 8 золотых. Да и ей не хотелось, чтобы он ее выкупал, ей было с ними хорошо.
Все разошлись по домам, игра подходила к концу, когда произошло внезапное – нас штурмовали. Армия Дол-Блатанна. Одоспешенных воинов было минимум. Но пока они сдерживали врага, подоспели остальные. Нам было меньше, битва уже происходила на улицах. Но нас спасла наша магичка. Она произнесла заклятие, лишившее армию нападающих всех ленточек (фигуральных бойцов. Павшие бойцы добегали до штандарта, срывали ленточку и снова вступали в бой, пока ленточки не кончатся. Так отыгрывается армия с большой численностью.) на пять минут. За эти пять минут наши правые воины под крики «МАНСЕЛЬТ! МАНСЕЛЬТ!» от народа сумели выбить всех эльфов. Каэдвен победил.
А мы тихо вывели знакомую эльфку, которая проникла в город вместе со своей армией и пришла к нам в замок. Она тоже спросила меня про этот самый герб, на что у меня уже была реакция на грани срыва.

После этого Каэдвен под стягами пошел на финальный парад.
Там я наконец-то повстречала Геральта. Лютика я видела и слышала у нас в городе – он приходил туда в какой-то из дней. И неплохо исполнял антуражные песенки.
Игра закончилась.

Воскресенье. Отъезд.

Единственным приключением воскресенья, достойным упоминания, была поездка до автобуса. Еще пересекая парадное поле, мы поняли, что мы вечно будем идти четыре километра песчаной дороги. Однако на поле нам встретился добрый человек с двуместным фургоном. Вещи и нас с Мимом погрузили в темноту и духоту фургона, посоветовав стучать, если мы начнем задыхаться. Когда после четырех километров пути по условной «дороге» водитель открыл дверь, он обнаружил двух скукожившихся в темноте людей, дружно воскликнувших «ААААА!!! СВЕЕЕЕТ!!!».

В общем целом игра прошла хорошо и позитивно.

Но позже произошло событие, омрачившее эту прекрасную неделю.
В воскресенье в Волге утонул Николай Голубев, известный как Хэллокс.

FEZ0VDfDdAU

Да. Он был очень резкий и задиристый. Я тоже познакомилась с ним на Морровинде. Призрачный предел. Может, я плохо понимаю людей, но он вызывал смешанное чувство обиды и улыбки. Потому что несмотря на дразнилки, в его остром взгляде были смешинки. И резкие слова никак не вязались с этим его взглядом. Но он был невыносим. Совершенно. НЕВОЗМОЖНЫМ. Он изводил до злости и ярости, но с этим ничего нельзя было поделать, кроме как махнуть рукой и начать зубоскалить в ответ, начиная постепенно улыбаться и смеяться. Он спутал меня на той игре с членом гильдии воров и очень удивился, когда это действительно оказалось не так.
Невыносимый шалопай. Как жаль его.