?

Log in

apsu_velg_larn
Этот ролевой сезон у меня не богат на события. Единственная игра, на которую я съездила - ПРИ "The Elder Scrolls: Путь в неизвестность". И это было не зря.
Поездка до последнего момента была под угрозой срыва, однако все же состоялась. Это моя первая полигонка в Ярославском регионе, и мне было интересно ощутить специфику. Я ее ощутила. Могу сказать сразу - люди были отзывчивей, количество алкоголя, бредогенерации и неадеквата - в разы ниже. Разумеется, вывод всего лишь из личного опыта.

СЫР

Странное дело - какую бы, отличную от предыдущих роль, я не выбрала, суть почти всегда сводится к тому, что мне предлагается выбор: принять тяжелую ответственность, либо будет плохо - сопартийцам или окружающим. И мой персонаж по мере своих скромных возможностей эту ответственность тащит, как может.

СЫР

Простой курьер с материка начал зачетно - посеял посылку еще до начала игры. Она выпала где-то в сумерках вместе с моей лучной перчаткой. Наступившая фрустрация чуть было не заставила меня съехать с полигона утром в пятницу. Но подобное расстройство произошло из-за утомления и трудного дня. По утру я рассудила, что посылка наверняка войдет в игру иным образом, так как потерялась на дороге где-то и ее подобрали. Поэтому ситуацию я обыграла сюжетными средствами. Позже посылку мне вернули, и она отправилась по назначению.

СЫР

Поболтав со старым другом Матиусом в таверне, курьер Вайт Тирт пришла к другим давним друзьям и клиентам - Метеорологической башне магов. Тем временем на Норсмайне открылись врата и пошло поехало....
События укладывались, как шары в лузу. ЧПОК ЧПОК ЧПОК.
Времени не было вообще. Мы собирали информацию, пытались понять, что происходит, сопоставляя факты, знания и источники воедино. И от башни постоянно что-то хотели, не давая нам времени приступить к основному занятию - исследованиям погоды.
Врата, слуги Меридии, таинственные события в шахте и таверне, некроманты и культисты Намиры - все это никак не хотело укладываться в стройную канву...

СЫР

- Магия..
- Школа Мистицизма!
- Мистицизма-Дебилизма!Школа Дебилизма!
- Это Дебилизм какой-то!
- ...ШЕОГОРАТ???!!!!

Это было первой теорией, которая укладывалась стройно, нигде не съезжая. Точнее, наметками теории, так как не верилось, что на этом острове ему что-то может понадобиться. Но зато эта теория автоматом отметала вопрос "почему и зачем".

СЫР

- Давайте попросим статус Гильдии у Гильдии магов Сиродиила. У нас будет тогда телепорт, и если что - мы сможем эвакуировать жителей. Эвакуируем их в какое-нибудь безопасное место. В сердце империи, например. Ну, к примеру, в Кватч. Там точно ничего не может произойти...

СЫР

Статус, конечно, не дали. Зато целый день были Белые советы. Курьер ходил по своим делам и постоянно натыкался на этих Совещающихся. Это настораживало. Шахтеры бастовали, твердой руки власти не наблюдалось, Советы Белые, даэдра прут, врата временно закрыли с помощью гриба, шахтеры бастовали, Советы Белые. Башня тем временем пыталась соединить все крупицы информации, которой владела. Запускали зонд, допрашивали атронаха (этот "кусок магии"(с)(Атронах) был женского пола и стойко не кололся под милыми улыбочками главного магистра башни), беседовали со всеми, с кем была возможность.

СЫР

Когда ночью Белый совет пытался приобрести другой цвет и пойти поймать главу культа Намиры, врата открылись снова. "Посланник Меридии" пришел и назначил главу башни главой имперской канцелярии, главу канцелярии - главой башни, а также произвел еще ряд подобных перестановок в политической сфере. После чего потребовал отчет. Тут уже всем завоняло сыром довольно четко.

А Белый совет так и остался Белым. Меж тем магистр Эмильен узнал имена пары некромантов и поклонников Намиры. И поскольку совет Белый, то нам пришлось принять меры в узком кругу. В башне, при свечах, в узком кругу был разработан план устранения угрозы. Алхимика нашего мы не посвятили, не желая взваливать на чистую душу такую тяжелую ответственность. Ведь во имя империи мы действовали не имперскими методами из-за вполне имперской бюрократии. А мы все были истыми гражданами империи. Так случилось, что в плане убийства ключевая роль легла на хрупкие плечи курьера. Так как он единственный имел неограниченный заряд "удара в спину".
Также в заговоре оказались замешены двое не из башни - леди алхимик Адриана Като и жрец из храма. Оба яркие, харизматичные личности, каждый по-своему.

СЫР

Жертвы приходили в башню сами. Были договоренности и звать их практически не пришлось. Они шли с намерением нагнуть магов, но как говорится: "знал бы, где соломку подстелить".
Растерялись мы немного в тот момент, когда некроманты пришли с маленьким мальчиком лет семи, которого взяли в ученики. Ну не при ребенке же!

- Нет-нет, сейчас все будет, как решили, - сказал Эмильен, судорожно пытаясь понять, что делать. Сказал пришедшим, но товарищи поняли, что обращался он к ним. - Садитесь пожалуйста, сейчас мы вызовем вам Атронаха, как обещали.
Жертвы сели на скамейку, Тель-Мира отвела ребенка в сторону. Жрец Зенитара - жречески спокойный, смиренный и благообразный мужчина, сделавший свой трудный моральный выбор по необходимости и во благо, отвлек его:
- Мальчик, посмотри сюда, - показал он ему куда-то.
ЧПОК ЧПОК. Два трупа оттаскивают в сторону, жрец выводит мальчика из башни, гуляет с ним и отводит к родителям. Он ничего не понял. И слава Зенитару.
Описывается имущество, изъятое у трупов, трупы прячутся в комнате.
И тут приваливает толпа, которая прячется от даэдра. Их приводит алхимик, который не в курсе заговора.
- Вы можете спрятаться в той комнате пока, - говорит он рыбакам, которых спасал, указывая на комнату с трупами некромантов.
- НЕТ, ТАМ НЕЛЬЗЯ!!! - орем мы хором. - Там ритуал и опасно очень и вообще...
Под шумок магистр Иррениус вызывает атронаха и тот утаскивает тела с собой в Обливион.

Две другие жертвы - поклонники Намиры - пришли сами чуть позже и были ухолпаны тем же конвеером.

Показания метеорологического зонда (который был заантураженным зонтом, поднимаемым по дереву вверх) все снимались. Причем заклинания для улавливания изменений в спектрах магистр Иррениус читал исключительно на себя. Включая отпугивание гуманоида (удивительно, как он не расшибся о стену, но вокруг башни побегал знатно).

СЫР СЫР

В поисках козла отпущения, одним козлом (с) была совершенна попытка арестовать магистра Эмильена по подозрению в некромантии. К сожалению, в тот момент магистр Иррениус в научных целях начитал на себя безмолвие и ничего не смог сделать. Зато козел обнаружил полную профанацию в понимании магии, попытавшись дезинтегрировать Тель-Миру касанием, хотя заклинание метательное.

Магистра полностью оправдали. Некромант некроманту рознь, между прочим.

СЫР СЫР

Шахтеры захватили власть, свергнув форт Легиона Белой Бабочки. Многие легионеры перешли на сторону шахтеров. Имперская канцелярия от греха спалила саму себя. ("Кто мы? Шахтеееры!Что мы хотим? Рабоооотать! Когда мы хотим? Всегдаааа! Что нам для этого надо? Зарплаааату!")

СЫР СЫР СЫР

После чего для выявления некроманта жители Норсмайна были собраны в районе порта. Безумие происходящего зашкаливало. Все обвиняли друг друга в некромантии, даже вызванная дремора показывала на кого попало. Поступило предложение выбрать некроманта демократическим путем голосования, но кандидатов что-то не находилось. Безумие наростало, когда появились служители Меридии (но мы уже понимали, что служат они Шеогорату на самом деле). Началась резня. Наш магистр был почти убит, но успешно спасен. После возвращения в башню, было решено, что наши маги пойдут во врата и попытаются переубедить Принца Безумия превращать это место в часть архипелага Дрожащих островов.

ДЯДЮШКА ШЕО

Вернулись они, восславляя Принца и Сыр. Крыша поехала настолько, что это было даже заразно. Врата меж тем закрыл какой-то хаджит (как оказалось - мощнейший некромант). Он сумел переубедить Шеогората. Но магов не отпускало. Они решили переосвятить храм в храм Зенитара-Шеогората. При этом деле ничего не понимающими жителями был убит магистр Эмильен, почти убит магистр Иррениус и спален единственный храм острова.

Буря утихла и курьер решил сматывать удочки отсюда.

На этом игра практически закончилась.

Выражаю благодарность Ивану Кашицыну за понимание. Ему и МГ - за игру.
Матиусу - за отличную таверну и слухи.
Команде игротехов - за сурровую угрозу, отличный отыгрыш и антураж
Старым друзьям из партии - хоть раз у нас чисто получилось исполнить план!
Новым друзьям из партии - Руфусу, Тель-Мире, Адриане, жрецу, ученику - за теплость, сплоченость и ламповость!
Кузнецу Багору - за самого адекватного персонажа на острове и самого классного орка.
Леди Октавии - за пафос имперской канцелярии и бухгалтерии, а также хитропопость методов.
Лайту за песни после игры.

ПС. А сырного атронаха вызвать так и не дали :(
 
 
apsu_velg_larn
События развивались стремительно. Дома я обнаружила в кабаке Гэндальфа и тетушку. А также открытую шкатулку, которая оказалась пустой, но, как выразился Гэндальф, сама по себе была прекрасным образцом эльфийского искусства. В Эсгароте было полно эльфов, и мы с тетушкой решили разделиться: она выясняет про камень у эльфов Ривенделла, а я занимаюсь шкатулкой.
Игрит всучила мне шкатулку со словами «ты знаешь, что делать». Для меня отнести пустую шкатулку эльфам было равноценно самоубийству, но тетушку это, похоже, не волновало. Я как игрок, сообщила ей, что если что, скажу, что это все Гэндальф.

Мне дали сопровождать дочку кабатчика до дороги к паукам. Ей туда надо было для обмена какими-то там философскими учениями. Заодно ей дали задание постараться выудить у пауков письмо. И снова мы расстались на развилке. Моя дорога вела к эльфам. Мне повезло, что король Трандуил был занят, ибо он был в гневе – только что у него была полная тюрьма гномов. Я поговорила с эльфийкой, отдала ей шкатулку, рассказала, что ее нам продал гном, а гнома я расспрошу позже и расскажу им. Попытка поторговать вызвало лишь то, что кто-то побежал к Трандуилу и на всю локацию эльфов раздался его гневный голос «Да принесите же мне, наконец, вино!». У эльфов я не задерживалась, вернувшись в Эсгарот.
Там я решила, что в ближайший час я точно никуда больше не пойду. На пристани эльфы во главе с Леголасом не желали ни измерять рост, ни платить взятку по квитанции. Господин Вернон строго следил за происходящим. Когда эльфы ушли, мы сели в кабаке отдохнуть. Господин Вернон немного попел для Гэндальфа, который был еще здесь. Тетушка сказала мне, что волшебник намекает на что-то очень важное, что скоро произойдет в Эсгароте.
<Геона отдыхала в кабаке с остальными, когда прибежал стражник и объявил, что с берега озера гномы во главе с Торином Дубощитом требуют прохода в город и кричат, что вернулся Король-Под-Горой. Все отвлеклись на эту новость, а когда повернулись снова, волшебника за столом уже не было. Гэндальф пропал.
- Опять! Ну что за манеры! Он ни разу не вошел и не вышел нормально! Мы даже измерили его всего раз и то без шляпы! А вдруг, у него рост не совпадает? А вдруг, он пронес то, что запрещено? - посыпались со всех сторон восклицание на такое поведение мага.
- Господин Вернон, вот скажите нам, как это согласуется с буквой закона? Ведь вы у нас лучше всех разбираетесь в Кодексе, - спросила Геона казначея.
Вернон Паучий Мед задумался.
- Ну… в следующий раз надо будет взять с него штраф за постоянное исчезновение без предварительного уведомления. Не хорошо это, не хорошо!>


Пока в городе царила суета по причине нашествия гномов Торина, Геона выспросила местного гнома о том, как к нему попала эта самая шкатулка. Оказалось, ее ему подарил Двалин, а Двалину вроде как его родственник. Когда шкатулка попала к местному гному, она была полная, но ее на время у него украл какой-то неприметный человек. Вернул уже пустой, потому гном ее и продал.
Вести были не утешительные. Однако, от Леголаса, как оказалось, удалось выяснить, что в шкатулке был какой-то камень.

У меня созрел план.
Для этого плана мне было нужно торговое задание и сопровождение. Я предложила стражнику Магни отправиться со мной в Маленькое Путешествие. Он согласился. Тетушка выдала и ему немного товаров, и мы отправились в путь. Плотогон при переправке заметил мне, что меня уже узнают по шапочке и луку, только путают то с мальчиком, то с эльфом.
И мы с Магни пошли снова к паукам. И снова на дороге мы встретили Забияку. Она сообщила, что Беорну очень нужны специи. А у меня с собой было.
У пауков меня уже приняли чуть ли не как свою. Я задобрила их печенькой и рассказала, что нужного им камня у эльфов нет, его предположительно украли. И что вероятно все это где-то у Одинокой горы. Учитывая, что гномы, в которых все упиралось, собирались идти туда – я почти и не соврала. Тем более что я ничего не утверждала, а высказывала факты и предположения. Пауки жили по понятиям и оказались верны своему слову. Но сыграло на руку, что дочка кабатчика, оказывается, оставалась с книгой пауков один на один на пару секунд и умудрилась стянуть письмо. Пауки очень расстроились, но сделка была заключена, потому они мне рассказали два кусочка повествования, что касались меня.
В первой истории рассказывалось про девушку, которую освободили эльфы Трандуила из плена пауков. У нее из кармана и выпало то письмо. А вторая история была про Таина, который весь израненый попал к паукам сравнительно недавно. Он был почти уже на том свете, так что они его даже есть не стали. Дали ему прочесть письмо, он чему-то обрадовался и умер.
Судьбу отца я узнала. Надо сказать, это был удар по моему персонажу, но он пережил это, как человек, который так умотался в достижении цели, что когда результат попадает к нему в руки и не оправдывает всех тех сил, остается пустота, скребущее чувство досады и легкое отупение.
Магни тем временем обменял с пауками мед на четыре паучьих нити, что было колоссальной сделкой. От пауков мы пошли к Беорну.
И шли мы и шли
И шли и шли
Шли, шли
И пришли к домику Беорна. У него было мило. Пони, овечки, пчелиный улей. Сам Беорн был уставший и грустный. Но когда узнал, что мы ему принесли специи, воспрял, и одну специю мы наменяли на целых два пера.
Выбор у нас с Магни оказался не великий. Дорога обратно вела либо к гоблинам, либо к эльфам. Мы выбрали второй вариант. И уткнулись прямо в их чертоги. Завидев нас, Леголас узнал в нас эсгаротцев и сообщил, что сейчас нас будут мерять. Впрочем, пока они искали, чем мерить, мы уже занялись своими делами в этой локации. Вот так всегда. Все только на словах, а как до дела…
Одна эльфийка, правда, предложила нам рассказать комплименты в адрес эльфов. Я начала восхвалять их короля. Эльфийка заказала мне книгу с восхвалениями короля и обещала ее купить.
Впрочем, эти бравые эльфы быстро разбрелись по делам, а я отвела в сторону уже знакомую эльфийку и рассказала ей все, что знала о внутренности шкатулки, тоже отправив в Одинокую Гору. Не сказать, что сильно ошиблась. Я также ограничилась фактами и предположениями, не привирая, но выворачивая так, чтобы казалось, что эта информация чего-то да стоит. Магни тем временем на аудиенции Трандуила проводил торговую операцию. Ну ничего эльфы без Трандуила не могли. Он сменял две паучьи нити на две краски. Пожалуй, это был самый успешный в торговом плане рейс.
А мне за услуги со шкатулкой его величество выдал две жемчужины. Жемчуг был местной валютой Эсгарота и, видимо, Трандуилу был совершенно не нужен. Но даже при этом жмотина выдал всего две. Но я решила, что это хорошо. Хоть какая-то выгода.
Выходя от эльфов мы встретили двух заплутавших хоббита. Один из них был Павел Григал, и я была очень рада его видеть. Я объяснила им дорогу до Беорна методом «будет развилка, там если налево пойдешь, туда-туда уйдешь, но вы туда не ходите, вам туда не надо».
В Эсгароте я нашла дочку кабатчика, мы с ней разминулись. Сообщила ей, что пауки разозлились и сказали, что обязательно ее съедят, если она туда вернется. Получила от нее искомое письмо. С мыслями о том, что это долбанное ММОРПГ, села читать. (Весь сюжет мне сильно напомнил квесты ЛОТР онлайн, где эльфы посылают к гномам, хоббиты к людям и обратно. И так и бегаешь туда-сюда.)
«Мой милый Таин,
Только сейчас, когда смерть моя так близко, я поняла, как моя ложь, казавшаяся столь безобидной, тебя оскорбила. Когда я приехала в Эсгарот, я хотела только одного – забыть свою семью, забыть Гондор и искать счастье здесь и с тобой. Лишь позже я узнала, как важна для тебя абсолютная честность. Поверь, то, что мои родители живы и в Гондоре – это единственное, в чем я когда-либо обманула и могла помыслить обмануть.
Зная, что мой отец при смерти, даже несмотря н наши с ним разногласия и мой побег, я не могла не поехать к нему. Мне бесконечно жаль, что мы так с тобой расстались и что у меня не будет возможности вернуться к тебе.
Скорее всего, жизнь моя так и окончится здесь, в логове пауков, но если когда-нибудь ты получишь это письмо – прошу тебя, прости меня и поцелуй малышку Геону.
Если когда-то ты сможешь рассказать ей, что у нее есть родня в Гондоре, то знай – с кольцом, которое я оставила, моя семья всегда примет тебя и ее.
С любовью к тебе и Геоне,
Иорет, дочь Иофета.»
Так я узнала о своей матери, ее судьбе и родственниках в Гондоре. Тетушка была в ужасе от новости, а я лишь горько усмехнулась. Досада не отпускала.
По идее, мой персонаж уже готов был идти в Гондор. Только Гондора не было.
Да и времени особенно тоже. Когда я сидела с письмом, по дороге от Одинокой горы с крейсерской скоростью прошел невидимый Гэндальф. «Если маг обеспокоен – значит, это что-то значит. И скорей всего не то.» - заметила я себе.
Эсгарот продолжал свою лениво-оживленную жизнь. От Одинокой горы доносились странные звуки.
Вечерело, мимо города от Одинокой горы пробежал эльф.
«- Готовьтесь, жители Эсгарота! К вам летит дракон!» - сообщил он.
Тут же поступило предложение обязательно померить Смауга. Мы стали прятать ресурсы и документы. Кто-то прятался, я взяла лук.
Надо заметить, что Бард Лучник к тому времени еще не вернулся. И вообще я была единственным лучником в городе в этот момент.
Смауг выполз из-за поворота. Зрелище подействовало на меня парализующе. Огромную тушу дракона несли на руках игротехи. Честно – это было страшно. Я юркнула в проулок. Рядом со мной оказался Бургомистр.
«- Стреляй! Больше некому! – крикнул он мне.
- Я не Бард Лучник! – пискнула я в панике.
- Больше некому! Могу и я, но я не умею!
- Это дракон! – пискнула я снова».
Надо сказать, я и сама думала пострелять в дракона. Но факт того, что Бургомистр книжный, которые не ассоциировался у меня с тем добрым мужичком, что был на игре, его требование, все это мгновенно свелось в когнитивный диссонанс. Ступор, мир поехал… Но меня отрезвил наш кузнец. Сообща мы нашли, где у дракона, который уже был в городе, начинается хвост. И стали бегать вокруг таверны. Мы за хвостом, голова за нами. Где-то вопили «обожженные» люди, кто-то катался по земле. Кузнец, эльф, кажется один из кабатчиков бегали со мной, следя за хвостом. Один раз удалось попасть в хвост. Несущие же части прекрасно отбивали тямбарами летящие стрелы. Два или три раза точно я промазала совсем. Потом дракон решил схитрить и развернуться на площади. Тут я увидела его голову, а голова – меня. Правда огнем (водяной пистолет) до меня было далеко, но Смауг сказал «Ааааа, лууучникк!» Успев сделать не слишком удачный выстрел, мы побежали уже в другую сторону, снова в охоте за хвостом. Кто-то спросил, есть ли в городе Бард, мы ответили, что нет. Сказали «Тогда вам ничего не светит, ребята». Я ответила, что «Попытаться-то мы можем».

<Дракон крушил город, здания горели. Лавируя по проулкам, Геона стрелял в дракона, стараясь скрыться до того, как он увидит ее. Кузнец и эльф бежали рядом, подавая стрелы.
Должна! Должна попытаться! – вот все, что стучало в голове. Ответственность за весь город была слишком большой для ее плечей.>

Дракон улетел, я запыхалась. Мне помогли собрать стрелы. И тут свалилось осознание.
«Вы что, охренели?! – через одышку спросила я. – Пойди, убей дракона?!» Но, конечно, я улыбалась. Потому что это было здорово.

Город потушили, таверну даже быстро восстановили. Нас осталось очень мало. Откуда-то появился Гэндальф. Я даже не заметила, когда он пришел. Он предположил, что Торин погиб. Разгорелся спор. Часть оставшихся утверждала, что пока к Горе никто не пошел, ничего и не было. И во всем виноваты гномы. Что надо туда просто никого не пускать и тогда Смауг снова уснет. Другая часть – эльф, кузнец и кто-то еще, собирались идти с Гэндальфом к горе. Так как там есть меч, которым можно убить дракона и разом со всем покончить.

<Геона стояла напротив волшебника. Слева были те, кто шел таким малым числом на верную смерть, ради того, чтобы избавить нас всех от напасти. Справа те, кто предпочитал не будить лихо. Гэндальф символизировал собой вопрос, который девушка задала себе. Моральный выбор.
- Дракон не уснет. И он все равно проснулся бы рано или поздно. Даже если уснет – когда-нибудь он проснется. И если мы не позаботимся об этом, это свалится на наших потомков.
- Ты идешь с нами? – спросил кузнец.
- Да, я иду с вами, - твердо ответила Геона.>

Когда вместе с Гэндальфом мы переправились через озеро, нас было очень мало. Очень. И тут показался возвращающийся Смауг.
Это было очень пронзительно – горстка простых людей во главе с волшебником и приближающийся дракон.

<Дракон был виден издалека, он летел неспешно, но неумолимо приближался. И вдруг сзади нас послышался шум. Из леса выступила армия. Там были и эльфы и люди. Они присоединились к нам и встали плечом к плечу. В ноздри ударил запах предвкушения битвы. Геона покрепче перехватила лук.
Беда была в том, что в тыл к нам наступал отряд гоблинов и тролли.
Волшебник крикнул:
- Охраняйте тыл! Готовьтесь!
Смауг приблизился. Вокруг Митрандира зажегся магический огонь, хлопнуло, заволокло дымом. Маг стукнул посохом о землю и закричал:
- ТЫ НЕ ПРОЙДЕШЬ!!!
Войско в едином порыве вторило ему. Дракон отлетел немного назад, но затем снова бросился на нас. И началась битва. >


Моя стрела была одной из первых. И попала четко в голову. В дракона я расстреляла весь колчан. Из десяти стрел мимо прошли лишь три. Близко я не приближалась, чтобы не попасть под огонь. Раненого Гэндальфа несколько раз выносили из боя, но он снова вставал и бежал в гущу. Снова раздавался шквал заклинаний и вихрь магии.
Наконец, лучница с Черной стрелой поразила дракона, а появившийся ниоткуда Торин добил его. Смауг был повержен. Раненых стали переправлять на плотах в город. Лучники собирали стрелы.
Казалось бы все.

Как вдруг пришла весть.
<- Идут гоблины во главе с Сауроном! Некромант вернулся! Все, кто может держать оружие, стройтесь!
Лучники выстроились на стене города, армия – перед тушей дракона. И снова впереди был Гэндальф. Со своего места Геона хорошо видела его шляпу.
Гоблины остановились.
У темной фигуры впереди них зажегся красный огонь, Гэндальф зажег светло-зеленый огонь во имя жизни! Геоне были видны лишь огни и шляпа. Раздался взрыв и шляпа исчезла. На месте мага образовалась воронка из людей и эльфов, попадавших на него. А гоблины пошли в атаку.>

Я лишь потом узнала, что на месте Гэндальфа осталась лишь шляпа. Развоплотив Некроманта, истари погиб и сам. Хотя не верилось, ведь он всегда возвращается. Подумаешь, шляпа!
Я как игрок с этого момента не видела Гэндальфа даже игротехнически. Он действительно исчез для меня. Не знаю, как это сделал Аджантис, но это было настолько реально, что ощущалось шкурой. Исчез и все.

Я стреляла лишь наверняка. Поэтому почти все стрелы из 20 попали в цель. Одна из стрел угодила прямо в грудь троллю. Он тупо посмотрел себе на грудь, потом увидел меня. «Я тебя запомнил!» - крикнул он, махнув дубиной точно, как тролли в Скайриме.

Гибель Гэндальфа оказало странный эффект армию Света. Падение морали и превосходящее число противников заставило армию отступать, отбиваясь. Вся дорога к Одинокой Горе была усеяна телами врагов и друзей. Пауки, тролли, гоблины валялись рядом с людьми и эльфами. Уже давно осталась впереди туша дракона. Но отступающие вправо войска оказали мне добрую услугу – стрелять в тыл врагу гораздо проще.
«Там очень метки лучник, сделайте с ним уже что-нибудь! – крикнул какой-то гоблин.» Но добраться до меня по рельефу местности было довольно сложно.
Казалось, мы проиграли. Осталась совсем горстка защитников. И тут пришли гномы. Огромной кровью победа была достигнута. А на руинах города стоял только кабак. Куда мы все и завалились после того, как собрали стрелы и отлечили раненых.
Суп из мяса дракона, который тут же стал продавать кабатчик, был неописуемо вкусен.
До завершающего парада еще пришел человек и рассказал, что на Горе посреди гор злата и артефактов стоят гномы и эльфы и спорят из-за двух камней.
Все рассмеялись, настроение было в небесах, ощущение было благодушное.

<На фоне всеобщего веселья и празднования победы, Геону не оставляло чувство, что что-то не так.
Печаль по Гэндальфу, который вел их всех к этой победе, позволил ей иначе взглянуть на мир. Мир менялся.
А ее ждал Гондор.
И это было только начало.>

***
Несколько слухов и историй, просто красивых моментов.

*
В Шире были семейные выезды, очень много детей разных возрастов. Там было очень уютно. Домики с палисадниками и цветочками, заборчиками, табличками с указанием, кто здесь живет, и круглыми дверями. На той самой двери был даже тот самый знак.

*
Хоббитята обожали Бомбура. Даже сплели ему венок из листьев.

*
Бард Лучник предался тьме. Саурон совратил его через своих приспешников, так как цели Барда совпадали с целями Некроманта. Об этом факте идут споры среди игроков.

*
Тот самый следопыт, который увел группу из нашего города, провел их по всем приключениям до Одинокой Горы. Они крали, обманывали, оставляли друзей в беде. Это казалось оправданным. На Горе следопыт сказал им: «Сегодня вы крали, предавали, предавались алчности. Я Саурон и теперь вы все мои». И надел шлем. У одной девочки из его группы случилась истерика на этой почве, и она попросила, чтобы ее персонажа убили. Она верила ему и так выгралась, что это стало действительным шоком для нее.

*
Гоблины крали у хоббитов кексики, а потом хоббиты катались на плененных гоблинах.

*
В Ривенделле показывали театр. Говорят, там было очень классно. Жаль, что я не дошла до них.

*
Когда Саурон пришел к гоблинам, от дыма магии заволокло все вокруг (дабы показать его мощь), и пленница под шумок сбежала от гоблинов.
А те упали перед Властелином на колени в едином порыве. Это было здорово.

*
Данж Одинокой Горы очень хвалят. Там были интересные испытания и много сокровищ.

***
Для меня это была самая лучшая игра за весь мой ролевой опыт. Я действительно побывала в сказке и перед глазами я вижу Средиземье.
 
 
apsu_velg_larn
На Хоббита я ехала, впервые, наверное, ничего не ожидая от игры. Мне просто хотелось съездить в этом сезоне еще куда-нибудь вместе с Эсгалтин и Лешей, так как с ними не выдалось этим летом никуда выбраться, кроме как на фотосессию по Скайриму. Персонаж сложился у меня сам всего за пару часов, были наметки на личные квесты, мастер был предупрежден о желании поиграть в это. Так как квестоделание мне никогда не удавалось, я думала, что просто как всегда поиграю фоновым персонажем «массовки», словлю пару личных и никому неочевидных моментов ОБВМа, и на том все закончится.
К стыду своему вынуждена признаться, что впервые я не прочла правила игры хотя бы бегло хотя бы раз, а была ознакомлена только с отрывками. Впрочем, как выяснилось, пустых мест эти отрывки содержали не очень много, и пробелы были не очень важными.
Итак, в пт вечером в два часа дня я выехала из дому и началось мое Большое Путешествие. Оно было большим, потому что ехала я 7 часов, из них 4 часа – с Трекиными на машине. Голова разболелась страшно, отчего укачивало почти перманентно. Спасали только беседы о ТЕСе и играх. Потом я впала в анабиоз и прибывала там, пока не въехали в лес.
Приехали и разгружали машину мы уже по темноте. Нам повезло, что игра еще не началась – у нас даже было время поставить палатки и переодеться. Стартовый парад был назначен на 23 часа.
По обилию перепадов высоты (кочек), был сделан вывод, что лес, наверное, красивый. Быстро справившись с палаткой и вещами, я переоделась и была готова к параду. Правда отправилась туда в полусонном отупевшем состоянии. Первым, что начало растапливать реальность, стала музыка. Музыка из Хоббита, звучавшая от мастерки, и отлично подобранная по стилю музыка, игравшая в Эсгароте.
Парад в темноте – не первый в моем опыте. Но этот стал особенным. Народу было не очень много – кто-то не пришел на него, а многие еще просто не приехали. В мое полусонное сознание, уже притопленное слегка музыкой, вплыли СИЛУЭТЫ.
Волшебник стоял в тени. Прожектор выделял лишь неясный, но очень узнаваемый силуэт: фигура с бородой и в высокой шляпе опиралась на посох. Так зазвучали эти первые, еще тихие нотки «Шира» Говарда Шора. Неуловимое движение, маг отходит в сторону и загорается фейерверк. Разноцветные огни высвечивают лорда Элронда и эльфов Ривенделла, король Трандуил в короне и длинной накидке застыл вместе со своим сопровождением, словно стаффажные фигурки на страницах древней книги.

Группа гоблинов между двумя родами эльфов вела себя нагло, но не преступала дозволенного, лишь громко крича на разные лады «Гоблины, гоблины, гоблины, гоблины!» и требуя все подряд на сосиски.
Хоббитята из Шира восторженно побежали к волшебнику, приветствуя его. Гномы Торина молчаливо и грозно внушали присутствующим уважением одним своим видом.
Здесь я сделаю небольшое отступление, дабы объяснить всем, кто не знает, суть темы. Что это была за игра, кем я на нее поехала и в чем была суть, иначе дальнейшее повествование может несколько запутать незнающего читателя.
***
Игру делал клуб «Золотые леса» для себя и своих друзей и знакомых. Я прицепилась туда к клубу МФТИ, благодаря знакомству с Эсгалтин и Лешей. Мы ехали в Эсгарот, город торговли, бюрократии и незыблемых устоев. Моего персонажа звали Геона-охотница, дочь Таина Честного, и персонажу Эсгалтин я приходилась племянницей по отцу. Она поехала главой торговой гильдии Эсгарота Игрит Сучковатая Палка. Надо сказать, что каждый житель города был харизматичен по-своему, а все вместе они развели такую широчайшую и глубочайшую бюрократию, что были настоящими эсгаротцами. Например, только у Уважаемых жителей города были прозвища. Всем остальным их надо было заслужить. И конечно у каждого была история о том, как он это прозвище получил. В кабаке кормили за различные истории, а в город пускали только предварительно померив рост. Причем, если на выходе рост не совпадет, то надобно было уплатить за это штраф. Достояние жителей Эсгарота измерялось в их совокупном росте. Каждый шаг заносился в реестр, на многое выписывались справки и прочие документы. И конечно все законы были занесены в Кодекс. В Кодексе было прописано все, вплоть до того, какой из прудов – Правый, а какой – Левый. И какой из них синее, а какой голубее. Также налоги уплачивались с любой сделки, включая взятки. Да-да, взятки тоже оформлялись по квитанции. Если кто-то что-то хотел сделать вне очереди или не по закону, он шел оформлять квитанцию на взятку и платил с нее налог (причем, это должны были заверить двое Уважаемых людей города). За всеми этими бюрократическими штучками следил казначей – господин Вернон Паучий Мед (Леша). Ну и список запрещенных товаров был тоже прекрасен. К примеру, нельзя было ввозить полосатые носки, желтую и коричневую бумагу, мешки зеленого цвета и многое другое. Полный список висел на таможне – она же пристань. Все это возглавлял, как и положено, господин Бургомистр.
Краткая история моего персонажа: мой отец, Таин Честный, никогда не говорил мне о моей матери, как и все мои родственники никогда о ней не распространялись. От нее у меня осталось лишь кольцо. Некоторое время назад мой отец пропал. Предположительно – утонул. Но ни я, ни моя тетя Игрит Сучковатая Палка (палка у нее правда была и огреть ею она могла неплохо, ежели кто не прав) в это не верили и пытались узнать правду.
Краткая суть полигонки: Первое, что меня насторожило (в хорошем смысле) – отсутствие смерти. Персонажи не умирали. Даже в плену можно было держать не больше часа. Это разом подняло социальную составляющую на много пунктов вверх. Из локаций были представлены: Одинокая гора, Эсгарот, Лихолесье (с эльфами, пауками и домиком Беорна), Мглистые горы с гоблинами, Ривенделл, Хоббитон. И три тролля. Все персонажи делились на три типа: смотритель, приключенец, домосед. Смотрителями были главы партий приключенцев, которые ходили в Большое Приключение. Оно началось утром в субботу и закончилось с концом игры. Смотрители имели игротехнические загрузы, все они были именными персонажами и, по словам мастеров, им нужно было обязательно верить. Домоседами были все остальные обычные жители Средиземья. Они могли ходить в собственные Маленькие Приключения с условием, что могут посещать в них только одну локацию, после чего Непреодолимая тяга домой возвращало их обратно. Если они шли с конкретной целью (заданием), то посетить локаций можно было немного больше.
После парада игра началась.
***
В Эсгароте близился праздник День Новой Лодки. Мы с Игрит привели в порядок торговую гильдию, насколько это было возможно по темноте, и она ушла в город по делам. В кабаке заседали Уважаемые люди города и господин Бургомистр, решали какие-то важные вопросы. Конечно же, бюрократические. Негромко играла музыка.
*Игрок* Наша торговая гильдия, в которой я сидела в кресле и отдыхала, стояла совсем рядом с таможней, на «набережной». Шатер без стенок одной стороной выходил на обочину, накрытую голубой нетканкой, которой моделировались наши «пруды». И я сидела к ним спиной. На столике рядом горел всего один фонарь. Неожиданно ветка сзади хрустнула, промелькнула тень и… тут меня накрыло.
<Празднования вот-вот должны были начаться, фонарщики еще не успели зажечь фонарей на улицах, поэтому было довольно темно. В лунном свете у дверей торговой гильдии Эсгарота появился силуэт незнакомца. Балахон, посох и высокая шляпа намекали на то, что это не простой незнакомец. Опершись на посох, он немного понаблюдал за происходящим, а затем неспешными движениями закурил трубку. Маленький огонек выхватил из темноты его профиль с длинной бородой…>
И тут жители его заметили. Кто-то сказал, что Гэндальф здесь, кто-то не поверил и с любопытством стал его рассматривать. И конечно же нашелся некто, поинтересовавшийся, а проходил ли волшебник через таможню. Оказалось, что нет. Тут же подсуетились, и вот уже истари заполняет декларацию, и стража замеряет его рост. Без шляпы. Впрочем, маг, кажется, был не против. В кабаке началось оживление. Некоторые беседовали с Гэндальфом, включая мою тетю (в детстве волшебник спас ее от пауков, и он ее помнил). Тетя рассказала ему о ситуации с моим отцом и тот пообещал рассказать, если что-нибудь узнает.

Затем начался праздник. В кабаке пели, ели и травили байки, на площади танцевали «котильоны». К сожалению, усталость у меня взяла свое и, сославшись на то, что день был тяжелый и «столько силков было осмотрено, к тому же семейство бурундуков переселилось», я отправилась спать.
Ночка выдалась холодной, я несколько подмерзла в палатке. Обустроив гильдию до конца и позавтракав (рисовая каша с изюмом – это вкусно), мы подготовились к торговле.
Конечно же, я опять сидела и наблюдала. Когда много людей, да еще и большинство из них друг друга знает, мне сложно переступить себя и влиться в процесс также свободно. Да и желания я особенно не нахожу. Мне гораздо легче, если у меня есть четкая цель, либо я гость маленькой локации и на меня направлено достаточно внимания. Тогда я начинаю играть. Привлечь же к себе внимание мне не позволяет робость. Впрочем, за годы игр ситуация несколько изменилась в лучшую сторону. Думаю, Эсгалтин это прекрасно понимает, потому и решила отправить меня по торговым делам в Маленькое Приключение. Пока собирался список товаров, который нужен городу, я наблюдала, как господин Вернон ловко вел дела, беря штраф даже за печеньку, подаренную дочери Бургомистра за красивые глаза, так как, как ни крути, но это все же взятка. Собирались уходить в Большое приключение две партии из города. Одна под предводительством Барда Лучника, а вторая с каким-то следопытом.
Сонная Забияка Сьюз все обещала починить лодку и отвезти меня на берег после того, как поставит удочку на рыбу, но потом выяснилось, что я все же могу переправиться на плоту. Как раз плотогоны были заняты переправкой партий приключенцев, и я отправилась с ними. Кажется, даже на плоту с Бардом Лучником.
Задача была не из легких. Нашему кузнецу срочно требовалась руда, а она была только у гоблинов в Мглистых горах. Программой максимум для меня было достать руду. В крайнем случае – краску у эльфов или мед и перья у Беорна. Мне надо было выследить гоблина и попробовать с ним договориться. С собой была вяленая рыба и несколько побрякушек и, конечно, мой лук.
Пробираться по дебрям - мое постоянное занятие на полигонках. Единственное, мой лонг, который вывозится всего второй раз, хорошенько меня тормозил, все время норовя зацепиться за кусты. Мне пришлось сойти с основного тракта, когда мимо проходила толпа непонятно кого, и двигаться очень тихо вдоль него. Это тоже было своего рода приключением. Вырабатывать следопытский шаг довольно сложно. Иногда получается, а иногда ты грохочешь, как рота ландскнехтов, что и некрокролика можно поднять. Впереди тракт изгибался, и навстречу мне шла какая-то группа. Я залегла, но потом по некоторым причинам, перестала особенно прятаться, хотя и не привлекала к себе внимание. Потому что…
<Гэндальф остановился и присел сбоку от дороги. Гномы гурьбой обступили его, кто-то поинтересовался чем-то. По вопросительной интонации Геона поняла, что он спрашивает либо почему они остановились, либо кого они ждут.
- У волшебника тоже бывают проблемы, - ответил Гэндальф, продолжая сидеть. Путники о чем-то переговаривались, Геона боялась пошевелиться настолько, чтобы ее заметили. Но в этот момент к ней пришла идея – оставить на дорогах объявления, приглашающие в торговую гильдию Эсгарота, с указанием товаров, которые есть и товаров, которые нужны. Тихо оторвав кусочек бумажки, она начала выводить текст, так как гномы и волшебник никуда уходить явно не собирались.
- …Может, придет, а может и нет…- донесся до нее голос мага.
Она уже почти дописала, когда на дороге от Шира показался запыхавшийся хоббит, быстро-быстро перебирающий своими ногами. Он настиг путников, гномы что-то сурово ему сказали. Гэндальф поднялся, и группа пошла дальше. Вдруг, хоббит воскликнул:
- Нет-нет, мне надо вернуться!
Басовитые голоса гномов что-то ответили ему. Охотница разобрала, что он, кажется, что-то забыл дома. После чего гномы дружно рассмеялись и снова пошли вперед. Тут уж Геоне стало не по себе, так как она пряталась очень уж близко от дороги. Если ее заметят, то могут как минимум рассердиться, что уже не так уж приятно. Про максимум думать как-то не хотелось. Геона затаила дыхание, опустив голову так, чтобы с тракта была видна ее зеленая шапка, а не светлое лицо. Она не двигалась, пока путники не прошли. То ли не заметили, то ли не придали значения. Ссориться с такой компанией совсем не хотелось.>
Но любопытство и факт того, что я несколько заплутала в лесу, заставило меня пойти по дороге за группой приключенцев. Нет, я не собиралась их догонять, но решила дойти до развилки и попробовать найти дорогу в Мглистые горы или еще куда-нибудь. Заодно повесить на перекрестке первое объявление.
За этим делом на перекрестке меня и застали две хоббитянки. Они поинтересовались у меня, не гоблин ли я, и после ответа, что я здесь на правах рекламы, подошли ближе. Я пригласила их в Эсгарот и выяснила, что им для их кексиков (товары их Хоббитона) нужны как раз специи, которые есть у нас. Девушки пошли дальше, а я направилась в Лихолесье. Надо заметить, что основной лес был березняком со смешенным не очень густым подлеском, а вот Лихолесье начиналось в ельнике с мертвой нижней частью и переходило в смешенный лес с густым подлеском.
<Лес изменился. Охотница чувствовала это. Что-то темное витало во всем. Странные мхи, темные мертвые деревья. Казалось, что-то смотрит на тебя из глубины, что-то таинственное рыщет меж облезлых стволов. Геона шла по тропинке, сжимая лук в руках и ступая неслышно по мягкой почве. За гигантским муравейником тропа сворачивала, но Геона решила пройти немного вперед. И как раз вовремя – из леса по тропе выдвинулось войско. >
Кажется, это были эльфы. Я дождалась, когда они уйдут и пошла обратно, поняв, что это явно не Мглистые горы. Меня оправдывало лишь то, что персонаж хорошо знает лес вокруг Эсгарота и вообще домосед. Я решила вернуться по тракту на Хоббитон, полагая, что где-то там должны тропы вести к гоблинам. Дошла до перекрестка, услышала барабаны гоблинов. Но поняла, что мне как-то страшно идти туда близко. Пошмыгала вокруг, снова вышла на тракт к Хоббитону. Стояла и думала, надо ли мне туда, когда поняла, что на меня смотрят.
<Геона обернулась. За изгибом дороги и кустом кто-то прятался. Этот кто-то тащил большое ведро. Поняв, что он один, охотница сделала шаг в его сторону.
- Ой-ой-ой, - пропищало существо, подхватывая ведро и намереваясь улизнуть. – Ты эльф?
- Нет, - Геона подняла руку и сделала еще шаг.
- Ой-ой-ой, - существо, кажется, собралось бежать.
- Эй, а ты кто?! – спросила охотница.
- Гобло, - ответило существо.
Это была удача.
- О! Гобло! Иди сюда, разговор есть! Я тебя не трону, иди сюда, - обрадовалась Геона.
Гоблин-девочка поставила ведро и посмотрела более заинтересовано, хотя и насторожено.
- Торговать хотим. Смотри, что у меня есть, хочешь, покажу?
- Ты это… штуку-то положи… - сказала гоблиниха, указывая на лук. – А то знаю я вас…
Геона положила лук и развернула тряпицу, в которой была завернута рыба.
- Хотите? У нас много, могу еще принести.
Гоблиниха вытаращилась на рыбу.
- Хотим. Но нам нужно стекло.
- У нас есть стекло в Эсгароте. Могу принести. Давай встретимся вот в этом перелеске следующей луной (*через час*).
Гоблиниха почесала за ухом.
- Годиться. Что взамен?
- Нам нужна руда.
- Я скажу главнюку. С людей тоже может быть толк, а?! Я скажу главнюку, и мы встретимся здесь.
- Хорошо. Эй, а рыбу-то хочешь?>

Подкрепив договор сделкой «рыба на две конфеты», мы разошлись. Я отправилась обратно в Эсгарот, оставив еще пару объявлений на трактах. Однако, когда я добралась до переправы, там оказалась целая толпа гоблинов, заславшая своего «главнюка» в город. Главный гоблин торчал на плоту, о чем-то громко беседуя с моей тетушкой и другими жителями города. Завидев меня, гоблины, конечено, подумали о сосисках, и потребовали показать уши. Я поинтересовалась, не отрежут ли мне их, если я это сделаю. Обещали отрезать, если я эльф. И очень разочаровались. С берега кричали меня не трогать, иначе сделок не будет. Главнюк гоблинов приказал своим меня не трогать, а стража выслала плотогона, чтобы перевести меня в город. К сожалению, оказалось, что все мое приключение было напрасным и с гоблинами уже выменяли руду.
Однако, появилась одна новость – тетушке продали шкатулку эльфийской работы, которую никто не мог открыть. Предполагалось, что открыть может либо эльф, либо волшебник, коих в ближайшей доступности не было.
За историю о моем маленьком приключении, меня накормили в таверне сырным супом. Гоблины тем временем все еще торчали у города, продолжая неистово торговаться. Мимоходом они умудрились поймать случайно вышедших на них пони и овечку (точнее пони С овечкой. Пони – игрок, а овечка – игрушка). Перспектива у пони сложилась не радужная. Конечно, сосиски. Но жители Эсгарота были довольно добрыми людьми, хотя и закостнелыми в своих специфических традициях, поэтому они стали выторговывать у гоблинов пони. За три тарелки супа смогли спасти и пони и овечку. И не отдать двух заблудившихся хоббитянок, которых гоблины очень требовали.
Пони говорить не могло, а рисовать – пожалуйста. По рисункам смогли определить, что оно заблудилось и его надо вернуть хозяину – Беорну. Меня и Сонную Забияку снарядили сопроводить пони к Беорну, заодно выторговать у него за это мед и перья. Снова замерившись (да, при входе и выходе меня замеряли почти всегда и, что странно, рост всегда совпадал на 167 см, хотя я всегда считала, что я 164, 165 от силы. Это какая-то эсгаротская магия, наверное. Потому что это даже из-за сапог быть не может – их подошва из двух слоев кожи, что миллиметров в пять, мои домашние тапки толще, так что удивительно.) мы отправились к Лихолесью. На сей раз мой путь прошел дальше огромного муравейника. Тропа петляла по Лихолесью знатно. Мы оказались на распутье. Там висела табличка «Выбери путь и пройди его до конца». Пони проржало, что оно за правый путь. Мы ему поверили. И зря.
<Путники и не заметили, как сучковатые деревья сомкнулись за ними, и они оказались перед гигантской паутиной. Белые лохмотья окутывали деревья, словно одеяла. Было тихо – ни птицы, ни зверя. Путь назад найти было столь же сложно, как и попробовать пробраться через паутину. Забияка полезла первой, Геона осторожно, стараясь не зацепиться колчаном, следовала за ней. Они преодолели уже большую часть пути, когда…>
Пони залипла. Я с колчаном за плечами и лонгом – не залипла, а пони в удобном костюме, задела веревку и колокольчик возвестил всем о поражении. Но в принципе это было логично. Попробуйте провести настоящее пони через паутину такого толка.
<Как только по нитям паутины прошла вибрация от попавшего в ловушку пони, лес ожил. Со всех сторон сбежались пауки огромных размеров, клацая своими жвалами. Пони парализовали первым. Геона и Забияка тоже не сумели убежать. Парализованных, их потащили в логово Чащоб.>
Надо сказать, что с положения лежа убежать от жидкого серпантина довольно сложно. А баллончики стреляют им довольно далеко.
<Пауки притащили парализованных путников в логово, где восседала их Мать. Огромная, размером с самое большое здание Эсгарота, она со степенным любопытством оглядела жертв всеми своими глазами.>
Нам повезло, что пауки были сыты. И перспектива прояснилась: за историю нас могли и отпустить. Пока пауки общались с пони и Забиякой (да, с пони они могли разговаривать), в логово пришли гоблины и волколак. По разговору стало понятно, что эти гоблины работают на этих пауков. И тут гоблины снова предположили, что я эльф. Видимо, судьба у меня такая, что меня путают с эльфом, хотя я не обладаю нужной внешностью совершенно. Гоблины собирались пойти в Эсгарот «торговать, поесть, а потом им промеж глаз». Пока пауки и гоблины строили планы, я обратила внимание, что у пауков огромный гримуар с информацией. Я привлекла внимание главной паучихи. Надавив на семейные чувства, которые были очевидно крепки в их племени, я рассказала свою слезную семейную историю. И тут оказалось, что у пауков хранится письмо от какой-то женщины моему отцу. Кольцо и мое имя там тоже фигурирует. Паучиха охарактеризовала письмо как образец любовной лирики и сообщила мне, что паучатам до определенного возраста они его читать не дают. Но паучиха была умная: она сказала, что отдаст мне письмо, если я кое-что сделаю для них. У эльфов Лихолесья хранится камень, в котором заключена паучиха. Эта паучиха – прародительница их племени. Мне надо узнать, действительно ли это так и можно ли ее расколдовать. Пони и Забияку вывели на один тракт, чтобы они добрались-таки до Беорна, а меня маленький паучонок повел до другой дороге, чтобы попасть к эльфам. По дороге я заметила, что никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, и паучонок был со мной полностью согласен. Однако, выйдя на дорогу, я поняла, что к эльфам мне прямо сейчас не хочется, а очень хочется домой. Пони доведет до места Забияка, а меня одолевает непреодолимая тоска по дому. И быстрым шагом я пошла в Эсгарот.
Я думала лишь зайти, рассказать тетушке о новости, и тут же отправиться к эльфам. Но выйти сразу мне не удалось – следом за мной пришли гоблины от пауков. Я их немного обогнала. Гоблины стали требовать пройти в кабак. Мне ничего не оставалось, как предупредить господина Бургомистра о планах гоблина насчет «промеж глаз» после еды. Но господин Бургомистр находился под давлением кабатчиков, которые обещали ему не голосовать за него на скорых перевыборах, если гоблинов не пустят. В итоге, после долгих бюрократических проволочек и замеров, гоблины засели в кабаке. А я, взяв некоторое количество товаров, собралась обратно к эльфам. Товары были лишь поводом. Основных целей было две: узнать про паучиху и сообщить о некоей шкатулке. Пока гоблины были здесь, мне как раз удалось бы прошмыгнуть обратно в Лихолесье.
Кстати хочу заметить, что эти гоблины уходя подорвали сами устои общества Эсгарота, сперев у нас метр. У нас, конечно, был запасной, но это был удар в самое сердце бюрократии. А гоблины этим фактом потом всем похвалялись.
На пути в Лихолесье я встретила Забияку. Она побывала у Беорна, довела пони и получила мед. К тому же она побывала у эльфов Лихолесья, успела им что-то продать и выяснила, что тем нужно исключительно вино. На той же тропке повстречался нам странный человек с бочкой браги, который выяснял где тут что есть. И на нас вышли эльфы Ривенделла, которые искали дорогу на Эсгарот. Забияка отправилась проводить эльфов, а я – показать человеку дорогу к паукам.
На этот раз я знала, что тропку надо выбирать левую, а не правую, показав спутнику, куда ему идти. Путь привел меня прямо к чертогам эльфов.
Они были гостеприимны, рассматривали брошку, браслетик, выслушали о ввозимых и вывозимых из Эсгарота товарах. И заметили, что россыпь бусиков возможно заинтересует их короля Трандуила. Но когда я заикнулась о шкатулке…
<Геона продолжала вести беседу с эльфами и эльфийками, которые показались ей настолько умиротворенными, что даже больше сонными, когда к ней внезапно подошел страж и сказал, что его величество король Трандуил приглашает ее в свой чертог. Геона испугалась. Она никогда не видела королей, только Бургомистра, а он на короля как-то не дотягивал. Эти эльфы и так-то были для нее чудными, а тут… Но пошла за стражем, тем более, что эльфы обступили ее кругом и тут и там.
Ее ввели в чертог короля эльфов. Высокие стены, белые стрельчатые арки зала сходились в одной точке, которая сразу приковывала внимание – трон. На троне в довольно фривольной позе – полускучающей, обманно расслабленной – сидел красивый эльф в короне. Полы его накидки покрывали ступени, ведущие к трону.
Геона почувствовала себя девочкой, которая видит сказку наяву. У нее бы даже рот открылся, если бы не взыграло простонародное воспитание Эсгарота: «Надо все запомнить, чтобы потом было, что рассказать». Девушка поклонилась королю, попутно постреляв глазами в стороны, чтобы все рассмотреть.
Эльф снисходительно слегка кивнул на ее поклон. Его лицо можно было бы назвать надменным, если бы не казалось, что его занимают совершенно иные думы, и все сейчас происходящее даже надменности его не стоит. Геона ожидала, что скажет король.>
Король Трандуил задавал мне вопросы про шкатулку и про Эсгарот. Геона была дочерью Таина Честного и отвечала честно и прямо. Оказалось, что шкатулку эту у его величества похитили. И он хочет ее вернуть и наказать похитителей. А также просил (если можно вообще классифицировать любой приказ вежливо-величавого эльфа, как просьбу) передать Бургомистру, что дружбе наших народов придет конец, если мы будем торговать с гоблинами. В конце беседы его величество поинтересовался, не устала ли я с дороги и приказал разместить меня и оказать гостеприимство. К тому моменту была уже довольно уставшая, потому была рада посидеть у костра с бокалом кока-колы и поболтать с эльфами. Прикинувшись любительницей мифов, легенд и историй, я поинтересовалась у вышивающей что-то на пяльцах эльфийки насчет камня паучихи и насчет своей семейной истории тоже. Оказалось, что никто ничего такого не знает. Однако, к меня начало создаваться впечатление, что эльфы Лихолесья вообще ничто без своего короля. Только король знает что у него есть, а что нет, что ему нужно из ресурсов, а что нет, и вообще КОРОЛЬ ЗНАЕТ, а рядовой эльф и дышать-то не знает как без Трандуила. С другой эльфийкой мы разговорились о гоблинах.
<После праведного гнева короля эльфов во время аудиенции, когда он узнал, что Эсгарот торгует с гоблинами, Геоне было не по себе. Потому в разговоре с эльфийкой ей захотелось как-то оправдаться, очиститься от того, на что ей открыл глаза король Трандуил. И она рассказала, как эсгаротцы пытались выменять у гоблинов попавшую в плен пони, параллельно совершив ряд сделок для равновесия.
- Что же ты сразу не сказала об этом, - раздался голос короля совсем рядом. Геона так и застыла с бокалом вина, повернувшись на голос. Трандуил стоял рядом, скрестив руки на груди. Полы накидки лежали у его ног. – Но торговать с гоблинами, - он передернул плечами. – Все равно не понимаю.>
За помощь со шкатулкой король обещал благосклонность и вознаграждение жителям Эсгарота. Я поняла, что мне пора бы возвращаться, хоть у эльфов и было очень хорошо. Я как раз уходила, когда к эльфам пришли гномы Торина Дубощита и хоббит. Их пригласили к королю, а я пошла домой.
 
 
apsu_velg_larn
Пятница. Третий день игры.

С утра граф был бодр и весел. Видимо, рассказ северянина про духобаб проявил у него нечто, что мы позже окрестили как «шило». К сожалению, лекарский осмотр шило не показал, но мы боялись заразиться все равно. Впрочем, одного мы бы его все равно никуда не пустили, поэтому шило графа сподвигло всю группу податься в Большое Путешествие. Но об этом чуть позже.
Прежде, чем пускаться в путь, мы решили дождаться выплаты ренты с имений. Вечером четверга нам повезло и графу выдали второй надел имений, так что денег должно было прийти в два раза больше. Но пока мы ждали выдачи, решили пошарить по кошелькам.
Граф снял кожаный кошель с пояса и, развязав, высыпал на руку несколько монет. После чего дунул внутрь, поднялось облако пыли. Стоявший рядом лекарь изобразил писк мышки. Сенешаль сползла по стволу дерева.
- Не, ну а что? У нас же древний, но небогатый род… - невозмутимо заметил граф.

Доблестная армия Каэдвена завоевала Аэдирн, назвав его Нижним Каэдвеном (Нью-Каэдвен, Каэдвеновка – народное). Слово Аэдирн было запрещено и его произнесение приравнивалось к измене. Императором империи Каэдвен объявили внука короля Хенсельта. Страшно похожего на деда, надо сказать (игрок тот же).

Отстояв Обедню в храме Мелитэле и получив благословение, мы схлопотали от настоятельницы задание – узнать где-нибудь какую-нибудь информацию о зеркале королевы Редании.
Граф был полон энтузиазма, и наша компания отправилась в библиотеку Аэдирна, дабы начать свои поиски.
Но в Аэдирне наш граф оказался задержан, как Каэдвенский подданный, так как по явно политической дезинформации ночное нападение и разграбление Редании было присвоено Каэдвену. Граф был задержан стражем ворот до выяснения обстоятельств и препровожден к герцогу. Мы, как сопровождающие его лица, разумеется, пошли с ним.
Герцог был человеком странным. Сказав, что граф задержан до возращения придворного мага, дабы тот наложил заклятие правды, герцог начал носиться по улице с мечом, размахивая им и крича что-то про теней, которые его замучили. Мы аккуратненько влипли в стеночку, оттащив и графа, который вдруг начал жаловаться на головную боль.
Пока мы все равно были в Аэдирне, хоть и удерживаемые насильно, мы решили воспользоваться относительной свободой передвижения и посетить-таки библиотеку. Однако, библиотека оказалась закрыта, а граф увидел на ее месте странное свечение. Прояснять это дело мы не стали. Граф Конрад соблазнился на название заведения «Сладкие булочки» (не те, о которых вы могли бы подумать – это был бордель), но сенешаль в лице меня, опасаясь за казну замка, воспротивился посещению, уперев лук поперек груди своего сюзерена и настоятельно не пуская его туда. Граф разбушевался, воскликнув, что он бы приказал нас всех повесить, но людей у него и так мало, а не будем же мы вешать сами себя! Затем его понесло. Он прошелся и по герцогу и по библиотеке и по дворянству в целом. Мы поняли, что с ним что-то не так. Ну не похоже это на него. И ненавязчиво предложили ему посетить храм, где тут же заперли в одной из комнат и нажаловались лекарю и жрице, описав симптомы. Затем помолились за его здоровье, пожертвовав храму целый серебряный, и оставили записку о его здравии, чтобы ее упомянули на службе.
Однако это маленькое приключение быстро закончилось. Графа выпустили и из храма (у него просто появилась стараниями игротехника защита от ментальной магии – потому он так странно себя и вел и библиотеку не увидел), а затем и нас выпустили из города.
И мы пошли в Реданию. Надеясь, что Оксенфуртский университет и родина той самой королевы, чье зеркало искали, нам поможет больше.
Каково же было наше разочарование, когда в Редании мы нашли практически развалины. Король Визимир мертв, его убили белки в ночном набеге. Они взорвали половину Оксенфурта, ректор убит, все материалы потеряны, живых вообще мы нашли очень мало. Город был практически безлюден. Зато была кошка и собака (их отыгрывали заантураженные детки). Но несмотря на это мы узнали, что принцесса как раз ушла на болота в данж доставать это самое зеркало, дабы упокоить призрак ее матери. То, что кто-то активно занимается этой проблемой, нас порадовало, и мы вернулись в Каэдвен.
Ульрика по дороге от нас отстала, а после привела группу наемников, так как граф планировал путешествие на юг. Однако нанять их и выйти за ворота не получилось. Глава полиции города настоял на том, что он не отпустит дворянина Каэдвена за ворота со столь подозрительными личностями. Как мы выяснили позже, это спасло ему жизнь.
А затем мы предприняли Большое Путешествие.

Большое путешествие.

Мы пошли в южные города. С нами пошла еще алхимик из нашего города. Через поле, шугаясь кромки леса, мы прошли до поворота за мастеркой, затем вышли на перекресток, где пережили напряженный момент. Дорога на Темерию и Цинтру была перекрыта странными личностями, направо – на Аэдирн и Реданию – тоже. И они приближались. И нам ничего не оставалось, как свернуть на Брокилон. Что само по себе выглядело как самоубийство.
Мы ускорили шаг, так как сзади шла странная группа людей. Встреченные же на пути сообщили, что у нас есть хорошие шансы миновать Брокилон.
Шли мы долго. Место, где была граница Брокилонского леса, обозначалась горкой свежих трупов и тяжелораненных. Эльфов видно не было. Наши спутники остались там, а мы пошли дальше.
И шли мы и шли… по узкой тропке живописного леса. И шли мы и шли… И думали уже, что сбились с пути, но два бесплотных духа указали, что идем мы все же правильно.
И шли мы и шли…
Наконец, мы оказались под воротами Нильфгаарда. Где ожидала внушительная толпа. Ворота были закрыты, было объявлено военное положение. Графа не пустили даже «почтить память праха бабушки» - легенда, которую мы придумали, так как в качестве каэдвенцев мы представляли угрозу сами себе.
Но зато мы узрели днище империи – небольшой квартал за стенами города, теневая изнанка жизни. Там мы слегка перекусили.
Ворота так и не открылись. Позже оказалось, что в то время уже 4,5 часа шел штурм Темерии. 300 человек против 30, и Темерия устояла, несмотря на неравность сил.
Обратно мы свернули на первом перекрестке и пошли почти вдоль реки по весьма живописным местам.
На обочине дорога сидела дева с белым лицом. Завидев нас, она отошла вглубь леса, зазывно курлыкая, словно приглашая нас к чему-то. Лекарь подошел поближе, держа меч так, словно отгоняя существо. Он прочел табличку вслух. Пред нами простиралось болото. И в его глубинах нас ожидало что-то таинственное и непостижимое. К сожалению, у нас не было времени (алхимика отпустили только на определенное время). И не было подходящего вооружения. Когда курлыкующие создания, которых уже оказалось несколько, поняли, что мы не пойдем в болото, раздался полный разочарования вздох и такой же курлык.
Дорога привела нас в Назаир. Городок довольно низкого пошиба, с довольно мутными жителями. Даже госпиталь там был не слишком развит. Зато питейной заведение было полно. Оставались мы там не долго, приближалась тучка. Да и алхимику уже надо было домой. Дорога вывела нас почти рядом с Брокилоном. Нам повезло, что нам навстречу шла группа людей и с границей эльфов они поравнялись значительно раньше и их затыкали стрелами. Мы юркнули в лес на противоположной стороне тропы, держась за деревьями так, чтобы нас не обстреляли. Однако, мы наткнулись на овраг, перебираться через который пришлось по упавшему дереву. Спиной очень ощущались зоркие глаза эльфов и их луки, направленные в нашу сторону. Однако, обогнули мы их успешно.
Вот на самой кромке леса
Существо мелькает в ветках.
Белкам, что ли, не сидится,
Беспокойному зверью?
Пригляделся я и понял:
Это вовсе и не белки,
Это эльфы охраняют
Территорию свою.

На обратном пути мы только встретили засаду на кого-то при выходе из леса. Однако, этот кто-то оказывается торговал с нашим алхимиком ингредиентами, поэтому нас не тронули.
До дома мы дошли почти спокойно. Храм Мелитэле провел ритуал по отгону туч, и гроза прошла поурчав, но не пролившись.
Так закончилось наше Большое Путешествие. Отсутствовали мы несколько часов, я стерла ноги.
На этом наши приключения, однако, не закончились.
Уже дома мною были замечены странные люди, творящие магию перед воротами нашего замка. Граф вышел всего на пять минут. А вернулся уже грустным и странным, вяло высказав пожелание поговорить с магом. Мы кинулись искать мага. Когда он нашелся, над графом провели исследование. (мы были на готове ворваться внутрь комнаты, где это происходило, так как у нас были подозрения, что наши маги и лекари занимались генетикой. Нам не хотелось, чтобы графа пустили на материалы. Также мы были всегда готовы оглушить его ради его же блага, если на него наложили какое-нибудь пагубное заклятие. Но все обошлось.) Оказывается, он был загипнотизирован какими-то магичками. Последствия этого сняли.

Мор.

Ближе к вечеру случилось одно из основных событий игры – по городам пошел мор. Катриона. Чума.
Ничего не предвещало плохого, когда очередной раз раздался возглас «лекаря». Гейн пошел посмотреть, что случилось, а вернулся уже с повязкой, сообщив, что в городах бушует мор и необходимо принять меры.
Прозвучало оповещение со стен, выстроились очереди на осмотр в госпиталь. Выявили семерых больных. Темнота, огни, все в повязках, звучат предупреждения, вход и выход из города перекрыты. Лекари и маги дезинфицируют город, методично двигаясь от строения к строению, по улицам и дворам. Даже стража на воротах в повязках.
Несмотря на мор, граф получил приглашение на бракосочетание кого-то из дворян и на последующий пир. Пир во время чумы.
Пройдя осмотр, сенешаль устало вернулась в замок. Состряпав ужин, она завернулась в плащ и капюшон у очага, в ожидании возвращения домочадцев, и так и уснула. Прямо в дезинфицирующей повязке. Так ее граф и нашел.
Тем временем судорожно искали лекарство, поднимали рецепт, которым поделился мимо проходящий ведьмак, на стену, так как город открывать нельзя. Искали ингредиенты, варили зелье…
Об эпидемии и последствиях лучше расскажет лекарь.
На утро стало известно, что в Каэдвене наименьшие потери от чумы. Умерло пятеро из семи. В остальных городах счет идет на десятки.
Ночью снова приходил северянин. Снова травил байки. А также очередной раз применил оптимистичную философию своего друга краснолюда, заметив, что, как и многое, «В ***пу эту вашу чуму».

Суббота. Четвертый день игры.

В первой половине дня Каэдвен пережил первый штурм. К сожалению, наша группа как раз собиралась пойти погулять, но под воротами внезапно оказалась армия, и вдали виделись стяги второй. Быстро скинув все оружие, мы спрятались в замке.
Наша армия была в походе. На воротах оставалось шесть человек. Жители попрятались по домам. Король сдал город. С криками «убивай, насилуй, грабь», треском и грохотом, на улицы вперлась объединенная армия Нильфгаарда и Дол-Блатанна. Граф вышел на улице без оружия. Я тоже сняла все оружие и оставила в замке, выйдя на порог. Завоеватели подошли ко мне, и я приготовилась ко всему.
- Что это за здание? – спросили они.
- Замок, - грустно ответила я, натянув повязку, которую мы не снимали вне стен Каэдвена, хотя эпидемия и была побеждена. Мало ли, может, завоеватели заразные.
- Чей?
- Графа
- Какого?
- Эверса.
- А ты кто?
- Сенешаль
Заглянув внутрь, они поняли, что там пусто.
- Вы не знаете герб с головой волка?
- Нет, я плохо разбираюсь в геральдике.
- Спасибо
- Пожалуйста.
Они ушли. Прошло меньше пяти минут. Ко мне подошла стрелок из армии Дол-Блатанна с закрытым черным платком лицом.
- Что это за здание? – спросила она.
- Замок, - грустно ответила я с той же интонацией
- Чей?
- Графа
- Какого?
- Эверса.
- А ты кто?
- Сенешаль
Заглянув внутрь, она поняла, что там пусто.
- Вы не знаете герб с головой волка?
- Нет, я плохо разбираюсь в геральдике.
- Спасибо
- Пожалуйста.

Тут захватчикам сообщили, что в общем-то они, конечно, молодцы, но армия Каэдвена тем временем взяла их города. И они свалили спешно, даже не свалив наш штандарт, что означало – захвата не было.

Однако ведьмак по имени Лето Убийца Королей умудрился за это время спалить храм и госпиталь. И лишь благодаря мудрости и силе матери-настоятельнице все наши лекари и жрица спаслись, сидя попками на углях сожженного госпиталя. Настоятельница задействовала артефакт, который их спас.

Мы пошли в Реданию. Во всех городах все входящие в город должны были отсидеть в изоляторе госпиталя, дабы зараза не вернулась. Пока мы с лекарем болтали там о новостях, наш граф, который остался за стенами города, пережил приключение.
Оказалось, что те наемники, с которыми его не отпустили в предыдущий день, наточили на него зуб. И прямо под стенами Редании он был ими оглушен и продан каким-то темерским подданным, которым нужен был «язык». Оглушенного графа потащили в Темерию, где представили кому-то из знати в качестве предмета для допроса. Но граф знал, что делать и выкатил местному дворянину предъяву за обхождение с ним, как с аристократом во-первых, а как с бывшим дипломатом в этой самой Темерии – во вторых. Дворянин впечатлился и отпустил его, принеся извинения. А на обратном пути нашему графу попался тот самый наемник. С перекошенным гневом лицом, доблестный граф Конрад погнался за ним. Бежали они долго, но в конце концов тот устал. Произошла короткая схватка, в результате которой граф был тяжело ранен, отомстив все же бандиту. Ему повезло, что он лежал на дороге. Мимо как раз проходила странная группа «детей любви», которая любила всех и вся, что двигалось и не двигалось, распространяя вокруг себя тонны сердечек. Поцелуй достался и графу, что дало ему возможность добраться до нас в Реданию, где его отличили в госпитале.

Из-за того, что действующий король сдал город захватчикам, его заставили снять с себя полномочия и больше на них не претендовать. Нашего императора еще ночью убил сатир. Поэтому принцесса была объявлена королевой, а до ее совершеннолетия властвовать в королевстве должен был регент в лице графа Мансельта и совет знати. Это было объявлено на площади, куда наш граф пришел в стеге и с кофейком.
После я снова встретила девушку из борделя. Ее взяли в плен скеллиге и таскали с собой. Оказывается, она уже успела побывать и в плену у эльфов. Потом ее отбили скеллиге. Они ее кормили и любили. Ее муж пытался ее выкупить, но она стоила 8 золотых. Да и ей не хотелось, чтобы он ее выкупал, ей было с ними хорошо.
Все разошлись по домам, игра подходила к концу, когда произошло внезапное – нас штурмовали. Армия Дол-Блатанна. Одоспешенных воинов было минимум. Но пока они сдерживали врага, подоспели остальные. Нам было меньше, битва уже происходила на улицах. Но нас спасла наша магичка. Она произнесла заклятие, лишившее армию нападающих всех ленточек (фигуральных бойцов. Павшие бойцы добегали до штандарта, срывали ленточку и снова вступали в бой, пока ленточки не кончатся. Так отыгрывается армия с большой численностью.) на пять минут. За эти пять минут наши правые воины под крики «МАНСЕЛЬТ! МАНСЕЛЬТ!» от народа сумели выбить всех эльфов. Каэдвен победил.
А мы тихо вывели знакомую эльфку, которая проникла в город вместе со своей армией и пришла к нам в замок. Она тоже спросила меня про этот самый герб, на что у меня уже была реакция на грани срыва.

После этого Каэдвен под стягами пошел на финальный парад.
Там я наконец-то повстречала Геральта. Лютика я видела и слышала у нас в городе – он приходил туда в какой-то из дней. И неплохо исполнял антуражные песенки.
Игра закончилась.

Воскресенье. Отъезд.

Единственным приключением воскресенья, достойным упоминания, была поездка до автобуса. Еще пересекая парадное поле, мы поняли, что мы вечно будем идти четыре километра песчаной дороги. Однако на поле нам встретился добрый человек с двуместным фургоном. Вещи и нас с Мимом погрузили в темноту и духоту фургона, посоветовав стучать, если мы начнем задыхаться. Когда после четырех километров пути по условной «дороге» водитель открыл дверь, он обнаружил двух скукожившихся в темноте людей, дружно воскликнувших «ААААА!!! СВЕЕЕЕТ!!!».

В общем целом игра прошла хорошо и позитивно.

Но позже произошло событие, омрачившее эту прекрасную неделю.
В воскресенье в Волге утонул Николай Голубев, известный как Хэллокс.

FEZ0VDfDdAU

Да. Он был очень резкий и задиристый. Я тоже познакомилась с ним на Морровинде. Призрачный предел. Может, я плохо понимаю людей, но он вызывал смешанное чувство обиды и улыбки. Потому что несмотря на дразнилки, в его остром взгляде были смешинки. И резкие слова никак не вязались с этим его взглядом. Но он был невыносим. Совершенно. НЕВОЗМОЖНЫМ. Он изводил до злости и ярости, но с этим ничего нельзя было поделать, кроме как махнуть рукой и начать зубоскалить в ответ, начиная постепенно улыбаться и смеяться. Он спутал меня на той игре с членом гильдии воров и очень удивился, когда это действительно оказалось не так.
Невыносимый шалопай. Как жаль его.
 
 
apsu_velg_larn
23 July 2014 @ 04:01 pm
Понедельник. День Перед Игрой первый.

Начался этот день с того, что у меня нашли седые волосы….
Хотя нет.
Начался этот день с того, что два зомби взвалили рано утром на себя тяжеленные рюкзаки, взяли в руки лук и сумку и поперлись на автобус, вспоминая свои сны, которые оба провели в модуле САО. Удерживая равновесие в автобусе, эти два зомби приехали на станцию и, бодро сидя на вещах, дождались электричку. Которая опоздала. И которую не объявили, хотя и обещали.
На Тверской привокзальной площади сложно было не найти место сбора, жирно отмеченное наличием странных людей с рюкзаками. Расположившись рядышком в стремительно увеличивающейся тени от стенки, мы остались ждать мастера по логистике. Стелла с желтой буковкой М усердно манила к себе, и Мим закупил нам завтрак, а также мы оставили пару коробок на ужин, предполагая отяжеление тушек по приезде на место.
Первое приключение выплыло из-за горизонта, когда пришел мастер. Доходчиво, на исконном русском, он объяснил, что он **** нехороший и **** транспорт. Короче, что по 10 человек на маршрутках нас довезут только до конца асфальтовой дороги, а потом мы 4 км пойдем пешком. Придавленные рюкзаками, - что в общем-то уже давно классика, - мы добрались до этой самой асфальтовой дороги. Дальше простирался бывший танковый полигон - бурдысья те еще. На месте высадки счастливчиков ожидал джип мужика, известного под брутальным именем Топор. Погрузив свои рюкзаки ему в джип, мы, взяв пенки, стрелы и лук (дабы ничего с этим сокровищем не случилось), поперлись по песчаной дороге к полигону. И пошли они до мастерки… тадам-тада-дам….
Палило солнце, песок оседал на берцах, в военной фляжке на поясе Мима кипятился сок, над ухом жужжал полный понтов «бывалый ролевик», который усердно клеил двух девушек, идущих рядом.
Когда мы нашли первых людей – весьма суровых хмурых парней внушительного вида, которые сдержанно басом указали нам путь на Мастерку – мы подумали, что все серьезно, ибо эти люди оказались эльфами Дол-Блатанна.
Мастерка располагалась в руинах бывшей военной базы, а свои рюкзаки мы отковыряли в куче, лежащей перед регистрацией. Регистрация была на обеде, а очередь была живая. Бюрократия и только. Отдав свои кровные и получив аусвайс, здесь именовавшийся ДКшкой, мы встали в очередь за генетическим кодом, который должен был быть прописан у каждого персонажа. В этой очереди мы потеряли где-то час, так как перед нами чиповали целую команду генетиков. Уже поступали предложения либо вынести генетиков на игре первыми, либо вынести их прямо сейчас… Там же кто-то неуклюжий наступил на мой лук, хотя я его специально отложила с дороги. На удивление, несмотря на хруст, лук остался цел. Загадка.
Второе приключение было не таким веселым, так как к нам присоединилась еще и баклаха воды на 20 литров, и она категорически отказалась идти до локации самостоятельно, как ее не пинали по дорожному песку через парадное поле. Поэтому к воротам Каэдвена мы приперлись уже вызывая жалость. Король это понял сразу по одному нашему виду. И спросил, есть ли у нас мачете, так как воооон те кустыыыы – всецело наши. Мачете не было, был топор и саперная лопатка. И этого хватило, чтобы с комфортом поставить палатку на зеленые кочки под березкой и расчистить первую часть нашего замка до ровного зеленого мха. А также выкопать кострище и сварганить около него скамеечку. Ужинали мы давленными холодными гамбургерами и на тот момент они практически олицетворяли собою манну небесную.
Этим же вечером мы сходили на Волгу, взяли из родника воды, и Мим искупался. После чего тушки решили, что утро вечера мудренее, и забурились в палатку под адовый строяк и самый жуткий вокал, который я когда-либо слышала. Но это было где-то там, на кромке сна. Во всяком случае, с утра уже стояли ворота города. У стройбата Каэдвена явно была способность строить только под покровом темноты. Но об этом в следующей главе, которая называется.

Вторник. День Перед Игрой второй.

Солнце и движение в лагере разбудило нас раньше, чем хотелось бы. Расположение «кустиков для охоты на кабанов» между палатками, палатками и двумя дорогами в не сказать, что густом лесу, создавало особый адреналин во время этой самой охоты. План работ у нас был вполне понятный: позавтракать, забрать нетканку, дорасчистить площадь, создать мебель. И искупаться, конечно.
Утро мы начали с мастер-класса по розжигу. Неумеющий учил неумеющего. На удивление профит был достигнут – костер зажжен. На нем на веточке были запечены чикен наггетсы в количестве 20 штук. Не ожидали они явно такой странной судьбы.
Прополка территории уже не заняла так много времени, как в прошлый вечер.
Король артачился, неткань не давал. Потом дал, но кусок, который, я думаю, даже седушку от его трона не накрыл бы. В итоге, заметив, что он и призван помогать сирым и убогим, выдал рулон, которого нам впоследствии хватило впритык. Король Хенсельт пробесил меня страшно, и я пожелала ему недолгих лет правления. Кто же знал, кто же знал….
После этого партией двух упоротых бобров было постановлено идти к развалинам военной базы на предмет стырить оттуда что полезное. Первое, что мы нашли – дверь. И как хоббиты в нору потащили ее с собой. Когда остановились посреди поля – Мим держал дверь, а я стояла за ней с топором, мы были атакованы тараном из бруса мимопроходящих, тащащих эти самые брусья на строяк. Они подумали, что мы засада.
После этого похода Мим был весь в облупленной краске. Это создавало странное впечатление, словно его изваляли в скорлупе от яиц какой-нибудь сколопендры. Дверь была тяжелая, между прочим. И в ней была одна дырка – ровно в форме чьего-то ботинка. Ну и вмятина от тарана.
Второй поход был проще, мы притащили слегка разъехавшийся ящик и досочку.
А после обеда, на который был суп (!!!), сготовленный на костре, настало время искупаться. Надо сказать, что уже с утра я надела игровые сапоги, потому что в походных ноги бы умерли. Вид был, наверное, забавный. Человек в нейтрально зеленой или коричневой майке, хаки-джинсах, военного образца кепи и коричневых фэнтезийных сапогах. Зато удобно.
Волга прекрасна. Красивая река, в которой есть что-то такое, что дает силы. Мы старались выбрать вход с минимумом камней. В итоге в ил провалились по середину икры, оставив загадочные следы на мелководье, словно хоббит утопился.
Опять хоббит… хм…
Поплавав и высушившись, стало лениво. Но это вовсе не помешало сколотить два стола. После этого мы решили, что сделали все, что могли и надо ждать графа. Судя по смскам, Эдик должен был приехать поздно ночью. Мы решили, что дождемся его.
Прошел сбор локации, на которой уточнили правила. Региональщик – сильная внушительная женщина, настоящий лидер, - раздала всем наставления и решительные рекомендации. А также, напомнив, что дети до 14 лет персонажи неубиваемые, запретила посылать девочку вырезать Назаир.
Я лежала на пенке у костра, благо дров после прополки и строяка у нас было море и костер можно было палить никуда не бегая. Дима следил за костром. А я вешала ему лапшу, рассказывая про инстансы в лотро.
В ночи под тяжеленным рюкзаком явился уставший граф. Введя его в курс дела, мы упали спать.
Продолжение будет в главе под названием.

Среда. День Третий. Игра начинается. (порядок событий может быть мной слегка подпутан)

Утром среды мне надо было готовить уже на троих. Благо Эдик привез растворимые кашки, поэтому эта тема ограничилась кипятком. Натянули нетканку, баннер, разложили игровые вещи и развесили антураж. Парад был назначен на 4 часа вечера, а до этого времени нам надо было еще зачиповать оружие. Яна приехала утром. И это было хорошо, так как чиповка клинкового оружия благодаря ей прошла без проблем. Как по волшебству. Лично я чиповалась как лучник самостоятельно. Волноваться я начала заранее, но мандраж, словно перед экзаменом, проявился, когда я увидела собственно стрельбище. Очередь стрелков выстроилась за 15 шагов от чучела воина. И многие из них стояли здесь уже давно и сдавали не в первый раз. Я не была в себе уверена. Я давно не стреляла, особенно из этого лука (те пару дней, что я перед игрой попробовала – можно не считать), стрелы я сделала в субботу перед отъездом и понятия не имела, как они летают. И то, что многие стрелки в очереди были столь опытны, что их стрелы разве что назад не летели, меня нисколько не успокаивало. Голос разума и дыхательная гимнастика ничуть не успокаивали. Отстрелялась я для себя не лучшим образом, но зачет получила даже без одной стрелы. Мастер скомандовал «достаточно». И спросил, не из Брокилона ли я. Это был первый раз, когда меня спутали, пусть и косвенно, с эльфом. Особенно же я возгордилась, что к моим гуманизаторам (мое личное их прозвание – мороженка) не было ни слова критики. И в момент моего зачета был первый и единственный дождик на этой игре. Грибной. И шикарный.
На парад мы выстроились еще в локации на положенном нам месте – за спиной нашего графа, который в свою очередь двигался в свите короля Каэдвена Хенсельта. Под стягами мы вышли на поле и весьма дисциплинированно выстроились там. В матюгальник мастеров как всегда ничего не было слышно, но зато на параде произошли первые теплые встречи с людьми, которых я не видела с прошлого сезона.
С парадного поля я ушла одной из первых, но зато нашла на нем потерянную кем-то дагу и оттащила мастерам. Не могу сказать, что часть меня не сопротивлялась этому благочестивому поступку, крича что-то вроде «что упало-то пропало, дага-то дюралевая!»
Персонаж Мима отправился учиться на лекарское дело в городской госпиталь, а я приступила к обязанностям сенешаля замка графа Эверс. Первым делом я подсчитала наши денежные средства (пером и чернилами в записной книжке – извазякалась вся), затем заставила графа написать доверенность на мое имя для получения в торговом доме дохода с имения, приняла информацию от налоговиков, которые не упускали время и были первыми игровыми персонажами, с которыми я столкнулась. После чего обустроила в замке два тайника. Один «в стене» - под корягой дерева в одном из углов, второй – за гобеленом.
Пока еще не началось боевое время, мы с Ульрикой, воспитанницей графа, отправились погулять по городам и весям. Путь наш лежал в Темерию. Настроение у всех было приподнятое, но ощущалось предвкушение ночного боевого времени. В Темерию мы попали с трудом. Мне не повезло и при входе в город после долгого и совершенно бестолкового торга со стражником
С:- 2 медных
Я: - давай один
С: - 3 медных
Я: - да ладно, ну давай один
С: - 11…
И в таком духе. Пришлось заплатить два медных. При обыске меня на входе, в голове родился план, где в костюме можно сделать тайник. Но эту тайну я даже здесь не раскрою.
В Темерии при этом оказалось довольно скучно, если не считать трех вещей:
1. Каменной башни чародеев (старая водонапорная башня)
2. Забавных объявлений на двери почтовой службы
3. Кабака Анги.
Ангу и Тугара я нашла в совершенно подавленном настроении, так как им не возместили затраты на кабак, предложив торговать за реальные деньги. Это Анге-то. Она пожаловалась мне, что они предлагают салатик по пять рублей, а пирожок по три, чтобы отбить хоть что-то. Печальная тенденция. На играх я никогда не ношу рубли с собой.
Там же я встретила пафосную магичку, хорошо мне знакомую и в обоюдно равной степени забавно нетерпимую.
Покинув Темерию, мы попытались проникнуть в Аэдирн, так как близилось ночное боевое время и оказаться на дороге без оружия не очень хотелось. Но в Аэдирн не пускали по политическим причинам. Под воротами мы познакомились с девушками из местного борделя и вспомнили, что наш граф был неженат и крайне возмущен отсутствием борделя в Каэдвене, мотивируя это горестным восклицанием «Я в колготках, но я не гей!». Мы решили сделать ему приятное и пригласили девушек к нам в замок в гости. Одна даже заинтересовалась перспективой стать графиней, заметив, что она замужем, но это дело пяти минут, если что…
Граф был рад такому подарку, мы угостили девушек, чем смогли и пригласили к нам еще. К сожалению, его отзывал граф Мансельт по каким-то дипломатическим делам. На огонек к нам заглянул бродячий менестрель, поделившийся со мной давно искомой мною мелодией для флейты, за чего ему огромное пасяб.
Девушки ушли, город шумел, горожане расхаживали по своим делам. Сенешаль замка занялась ужином. И боги были явно на ее стороне. С наступлением темноты стали происходить странные вещи. Монстрячие звуки за стенами города, затем внезапно крики «Демон, демон!» внутри города, громкие разбирательства начальника полиции, потасовка, крики «лекаря!», снова потасовка, громкий возглас «НАПАЛИ НА КОРОЛЯ!», затем все поутихло.
У нашего замка не было одной стенки – задней. То есть игротехнически она была, но физически – нет. Поэтому я хорошо слышала и видела, как с хрустом пробирающегося по лесу отряда ландскнехтов сквозь деревья проплывал призрак, светящийся в ночи зеленоватым неоном. Я приросла к месту, понимая, что вот прямо сейчас могу словить совершенно непрошенное приключение. Однако доплыв-дохрустев до угла замка, призрак заметил меня, скукожившуюся у костра. Он смотрел на меня, я на него. Плевать, что через стенку. Но потом он решил плыть дальше вглубь города, а у меня отлегло. А я что? Я крупу варю.
Еще несколько раз раздавались крики и звуки борьбы. В городе в эту ночь было неспокойно. Вернулся граф. Ушел спать в палатку. Вернулась Яна-Ульрика, сообщив, что на нее было странное нападение на дороге. А нечего воспитаннице графа делать ночью на дороге, потому что.
Затем вернулся бесплотный дух нашего лекаря, который не успел доучиться. Дух сиял нимбом-хайратником, был уставшим и значительно офигевшим. Но ссылку на его рассказ я дам в самом низу. Дух сообщил нам то, что мы и так уже знали по крикам – король убит заговорщиками и заговорщики убивают лоялистов, а лоялисты – заговорщиков. И всех, кто подвернется под руку.
Я уже почти легла спать, когда меня вытащили из палатки вместе с графом. Некий воин пришел к графу Эверс с требованием признать и присягнуть новому правительству в лице заговорщиков из знати, либо граф будет оглушен и препровожден в тюрьму. Граф логично заявил, что он не согласен с такой постановкой вопроса и не будет никому присягать, пока не поймет, в чем дело. Следующий, к кому его отвели, рассказал, что король (!) решил пойти на дорогу (!) пограбить (!!!), но случайно первым, кого он ограбил, оказался его собственный барон. Денег у барона не было, точнее, было всего пять медных, зато была армия. И барон решил, что такой король ему не нужен. Графа спросили, что он об этом думает. Граф ответил, что ему нужны доказательства, поэтому он подождет разбирательств и никому присягать не будет. Третьим, к кому отвели нашего графа, был один из самых главных заговорщиков. И он похоже вообще не понял, что и как произошло, так как он сам спросил об этом графа и поинтересовался его мнением. Таким образом, в ожидании информации о перевороте и с потерей в одного лекаря, наша команда завершила первый день игры.

Четверг. Второй день игры.

Утром в четверг мы выползли из палатки, поспав от силы часа четыре. Мим ушел в мертвятник, вернувшись братом предыдущего персонажа и снова был вынужден заново проходить обучение в госпитале. Со стен города объявили, что сегодня коронуют сына короля Хенсельта, что нас приободрило, так как не нужно было выбирать между действующей правящей династией и собственно заговорщиками. После завтрака мы завалились в местный кабак и позавтракали еще раз очень вкусно яичницей с фасолью и огурчиком. После чего в ожидании дохода с имения, которое выдавалось в определенные часы дня, болтались по главной площади. Там я премило побеседовала с охотницей из Каэр-Морхена, как она сама назвалась, рассказав ей байку про наши политические интрижки. А затем в город пришли два ведьмака, и наш граф пригласил их в гости. Я как порядочный сенешаль налила им сока.  Если они и были рады, то ничем это не показали, но вели себя вежливо. Даже оставили оружие у стойки. Граф обсуждал с ними разгул монстры и происшествие с его воспитанницей прошлой ночью. Выяснилось, что это был вампир, скорее всего. Дали его описание ведьмакам. Те же рассказали нам историю о том, что появилась какая-то нечисть по имени Беллатрикс, которая ставит ультиматумы целым странам. И разгул нечисти происходит из-за нее.
Ведьмаки ушли, а граф подорвался путешествовать. Конечно, отпустить его одного мы не решились, поэтому Ульрика взяла меч, а я лук. Граф же облачился в доспехи. Нам повезло и, выйдя на дорогу, мы наткнулись на довольно мощное сопровождение одной графини. Ее сопровождали рыцари и несколько стрелков. Печаль этого каравана была в том, что двигался он очень медленно и разговаривать останавливался с каждым встречным-поперечным. Одна из дорог на Аэдирн по слухам путников была перекрыта, поэтому нам пришлось идти через парадное поле.
Солнце, песчаная раскаленная дорога. Тяжеловооруженный отряд двигался по полю. Женщины шли в сердце отряда, дабы им ничто не угрожало, лучники замыкали. Я была самым замыкающим лучником. Поэтому мне было хорошо видно, как внезапно, на кромке леса из листвы проявились эльфы-белки-скоятаэлли. Сверкнули луки, раздался стройный залп, послышались крики впереди колонны. Кто-то крикнул «Отступаем, засада!».
Быстро драпать в историчных сапогах можно. Даже в полном вооружении. Проверено на себе. Тогда же меня спутали с эльфом, предположив, что эти там - мои. На что я спросила "Вы видите уши?" И получила ответ "Да знаешь, они у тебя и без грима вполне эльфийские."
К сожалению, после этого случая нам пришлось отделиться от отряда и пойти по другой дороге на Аэдирн, шарахаясь от каждого куста. На перекрестке мы встретили странного типа в черном балахоне с крестом, на котором висели черепа и фонарики. Он нас не тронул, а мы не дураки трогать его. Мимо кладбища мы подошли к деревеньки, где произошел странный диалог:
- Здесь нет никого, все мирные, - сказал нам мужичок.
- Потому и мирные, что нет никого? – спросила я.
В Аэдирн нас пустили. Хоть и заставили оставить оружие у ворот – нормальная практика для подданных других государств. В Аэдирн нам было надо по совету ведьмаков, которые сказали, что в храме вечного огня зачаровывают оружие против монстры (ведь обычным она не бьется). Однако оказалось, что смысл в этом есть только вечером, так как действует зачарование всего час. В кабаке с неблагозвучным названием я съела салатик, выпила горячий компотик, и мы попытались из города уйти. Не тут-то было. Дорогу перегородила толпа гулей, не ясно, почему гуляющих не ночью. Гуляющие гули загуливали нас за стены города раз пять, так как через белок идти не хотелось. Из-за них мы даже бесплатно зачаровали оружие, так как клинков для ночной боевки в городе было мало.
Но в очередную попытку мы смогли-таки пробиться, так как толпа угуляла куда-то в другую сторону.
В Каэдвене мы попали как раз на коронацию, где присутствовали гости из Скеллиге и, кажется, Редании. Произошел забавный казус, наша королева-мать случайно перепутала имя своего мужа и вместо Хенсельт сказала Фольтест. На что ее сын, коронуемый король, не растерялся и переспросил: «Что, правда? А я не знааал…»
После коронации к графу в гости пришла графиня со своими телохранителями, повздыхать о неспокойном времени. Был короткий куртуазный разговор, а я как сенешаль, заставила телохранителя не оскорблять честь нашего дома и оставить оружие у стойки. Долго гости у нас не пробыли.
Знаковым событием этого дня оказался бродячий цирк. Аттракцион под названием «Почувствуй себя в средневековье».
В город цирк не пустили, потому я пошла его смотреть на стены.
Пестрый фургончик циркачей стоял на дороге. Ведущий начал программу. Для начала он объявил цирк уродов и показал гвоздь программы – бородатую женщину Хуаниту, выведя из-за фургона детину в зеленом платье, стальными чашечками лифчика, длинными волосами и бородой. Особенность Хуаниты состояла в том, что помимо этих достоинств она обладала и огромным розовым половым признаком противоположного пола.
Вторым номером было выступление карликов-дебилов. Первый раунд их шуточного состязания объявила сама хозяйка цирка, шоколадная сексапильная блондинка в меховых трусах и лифчике, пронеся табличку с номером раунда. Карлики выскочили в шапелях и с пиками, надев на себя игрушечных пони. Они сшибались много раз, все время промазывая, и кувыркались по всякому. Вторым раундом они взяли другое оружие – мягкие мечи. Третьим раундом вышла Хуанита и сшибла обоих лбами. Циркачи собрали много монет, народ требовал четвертый раунд – солдатня желала, чтобы женщина в меховом бикини прошла еще раз. Четвертым раундом Хуанита зашибла своим сокровищем несчастного карлика с одного удара.
Да, пошло, да дебильно, но цирк был неимоверно атмосферный, так как именно подобные сценки и были в средневековых представлениях. Несмотря на то, что это совсем не мой юмор, я умудрилась получить эстетическое удовольствие из-за погружения в «эпоху» и «мир». Нашего графа владелица цирка поразила в самое сердце. Так что я, как сенешаль, забеспокоилась за наши финансы.
Эта ночь прошла спокойно. Мы сидели у костра и беседовали. А наш лекарь сдал-таки экзамен и со следующего дня мог спокойно путешествовать с нами.

Ночью к нам зашел северянин из нашей локации. Мы не знаем точно, как его звали. Между собой называли Северянином. Статный бородач с двуручным мечом сделал наш вечер. Ладным атмосферным диалектом выражаясь, что есть особый дар, он без эканий и остановок травил нам байки о своих приключениях (периодически прося «барышню» - меня – закрыть ушки, чем я разумеется не пользовалась). Одна из них, про совращение «духобаб» (эльфиек Брокилона) длиной своего двуручника. Наш граф от такой перспективы загорелся тоже попробовать, хотя и двуручник у него был всего 115 см, но попытка не пытка.
Он занял у нас ночное оружие и, что внушило отдельное уважение, утром оно аккуратно лежало на столе, возвращенное.
 
 
 
apsu_velg_larn
0d06083eddd0bde541485e6703158be9
Итак, я только что из кино.

О фильме в целом.
Он мне не понравился. И вовсе не потому, что Старый-Фильм-Наше-Все. Я этот фильм очень ждала, я надеялась, что учитывая опыт двух сериалов студии Шанс (Королева Марго и Графиня Де Монсоро), Жигунов сможет снять качественный фильм по книге. Мне не нужен был культовый. Мне нужен был фильм по книге, который можно называть достойной экранизацией. Не получилось. Рассмотрим подробнее причины провала.

О сюжете, операторской работе, атмосфере.
Сюжет для трех-четырех серий был мелко нашинкован и скроен как лоскутное одеяло из различных кусков. Показать это человеку, который вообще не знает, о чем "Три мушкетера", он бы практически ничего не понял. Нет четкого перетекания смысла сцен из одной в другую. Они обрублены, обкромсаны и сложены рядом. Как будто создатели рассчитывали на то, что "вы и так знаете, вы читали, вы другие фильмы смотрели, все и так поймете". При этом идет постоянная оглядка на Тот-Самый-Фильм. Невольно, а может быть и сознательно, многие актеры очень неудачно пытались копировать великих предшественников. Но об этом позже. Зачем так топорно вводить тему щепетильного характера (пусть и в эпоху изящно прикрытого разврата, но ни у Дюма ни в других фильмах этого никогда не было и этого не надо), тоже не понятно. Планы съемок тоже весьма странные. Но тут лучше посмотреть и понять, что я имею ввиду. Подобрать много красивых и антуражных мест, куда запихнуть действие - этого не достаточно для успеха явно. Создалось впечатление, что создателям не хватило денег. Единственное, что более менее - это костюмы, некоторая мебель. Они пожалуй единственные, кто напоминал нам где и когда это вообще все происходит.

Подбор актеров
Сделать ставку на молодых было ошибкой. Хотя, конечно, без них здесь никуда. Я не хочу ругать главного героя, ему было тяжело, это понятно. Но то, что актеру нужно еще поучиться еще у более старших товарищей, видно в первой же сцене, где он заговорил. Рошфор, актер с бОльшим опытом, заметно выигрывал на его фоне. Молодым актерам стоит запомнить, что если они говорят громко и надрывно, это вовсе не значит, что они прекрасно сейчас играют. Впрочем, относительно некоторых других, в основном актрис, задействованных в фильме, Д'Артаньян был молодцом. И нелогичность мотиваций его персонажа оставим на совести сценариста.

Портоса было мало, но актер это талантливый и с ролью он бы справился и в более большом масштабе. Арамис же с Атосом... Они фактурны и хорошо смотрелись, когда молчали. Роли они вытянули, но с большим трудом. И не всегда им можно было верить.68436
Атос.


Первый фейспалм у меня вызвала королева. Модель из солярия с современным макияжем и почему-то в платье 17 века. Я понимаю, что Анна Австрийская испанка. Но лучше без солярия. И почему, почему нельзя было сделать более похожий макияж на правду! Наших современных актрис с накаченными ботексом губами лучше вообще не брать в фильмы по другим эпохам.
Что касается короля... попытка копирования стиля Табакова не удалась. Хотя в общем целом он вполне сносен. Хотя явно обкурен.
PR20130724115131

Констанция... тут я лучше промолчу. Как и по поводу мотиваций ее персонажа. Что касается мэтра Боносье, роль которого досталась прекрасному актеру Виктору Ракову, то ему дали столько эфирного времени, что он никак не мог спасти положение.

Миледи. Она молодец. Несмотря на оттенок, данный режиссером и сценаристом всей этой истории, миледи молодец и вполне достоверна. Она не такая ведьма, как созданная Тереховой, но вполне жизнеспособна.

Тревиль. У меня насчет него весьма двойственное осталось впечатление. Это хороший актер, но стоило ли делать Тревиля таким же комичным, как в исполнении Дурова, но без той же глубины? Мне кажется, не стоило.

Фильм спас Ришелье. Наифактурнейший столп нашего кинематографа Василий Лановой заметно выделялся на фоне современной шалупони и прекрасно подошел к роли Ришелье. 0_c8939_1e71b3d4_XL А также прекрасно показал его как расчетливого, хитрого, умного политика. И сделал его Живым. С Трофимовым в этой же роли, считаю, они стоят по мастерству исполнения Ришелье на одной ступени.

Еще один человек, который более менее спасал положение, это Бэкингем. Несмотря на тонну неясных сцен, вылезших из головы сценаристов и приведших в недоумение призрак Александра Дюма... хочу однако сказать спасибо, что дирижаблей не было и все было вполне в норме сознания... Бэкингем был показан весьма фактурно. Я бы даже сказала, выписан. Хотя актер играет хуже, чем более старшие, но он все равно молодец.
599637
Малюсенькая роль старого ювелира, исполненная Этушем, очень явно показывает разницу между тем как НАДО ИГРАТь и тем, как ИГРАЮТ.
864921_original

Шутки и трюки.
Шутки высосаны из пальца. Мы смеялись очень много. В основном над криворукостью сделанного, а не там, где шутили. Нет, есть несколько хороших шуток. Две или три... Но в целом юмор весьма странный. Лучше было снять серьезный фильм. Это правда было бы лучше. Что касается трюков... Силовые приемы и фехтование незабвенного Баллона более соответствовали духу эпохи (хоть и не повторяли ее). Да, технично. Но те три-четыре инвалидных неуклюжих кувырка были лишние. Это не ниндзя и мы не голливуд. Либо надо было делать кучу трюков, как в Америке, либо отказаться от них и сделать пореалистичней.

Вот в общем целом.

P.S. Подвесок или подвесков? В фильме все говорили "подвесков".
 
 
apsu_velg_larn
07 October 2009 @ 05:20 pm
Они вокруг как... и не дают вылезти... а выйти не выходя... Сублимация, сублимация! Ни черта подобного - болото.
 
 
apsu_velg_larn
07 October 2009 @ 05:20 pm
Хорошо ли быть одному в толпе? Да, хорошо. Когда ты один в большом городе, среди людей, зданий и машин - они снаружи, а ты внутри. Ты смотришь на них, как через стекло и знаешь: я здесь, они - там. В этот момент ты свободнее, чем когда-либо. А как же один в лесу или малонаселенном месте? - спросите вы. Или хотя бы просто один на набережной, на краю поселка, у рощи на дороге? Нет.Здесь ты как никогда чувствуешь на себе снисходительный взгляд мира, как порой взрослый смотрит на неразумного ребенка. От этого взгляда хорошо, но не свободно. Одухотворенно, но не свободно. Просто хорошо.
 
 
apsu_velg_larn
07 October 2009 @ 05:20 pm
Какие яркие краски кругом. Кажется, что окружающий мир будто сфотографирован цифровым фотоаппаратом и снимок хорошенько обработали в фотошопе, добавив яркости чистых цветов. Солнце заливает дорогу, деревья и реку еще теплым светом. Даже небо кажется не по-осеннему сочным. Куда тут импрессионистам! Здесь видно каждый листок, каждый переход тона на стебельке травы...
Я со своей монохромностью держусь в теньке. Здесь холодно. Я почему-то боюсь выйти и стать такой же яркой, как все вокруг. Это пугает меня. Почему? Ведь я такая же, как все - ни хуже ни лучше. Почему же все там, на солнце, подставляют лицо еще теплым осенним лучам, а я здесь - смотрю на них и боюсь переступить границу тени. Их там - много, а я здесь, в тени - одна. Я завидую им? Нет. Я рада за них? Да. Почему тогда?
Может, мне просто нравится моя тень?
 
 
apsu_velg_larn
07 October 2009 @ 05:19 pm
Если внимательно посмотреть вокруг, то становится понятно, что у тебя все не так уж плохо. Например, нет более несчастных с твоей точки зрения людей, чем те, кого потом, глядя с дистанции времени, мы признаем великими. Сколько всего вытерпели они? Каким адом была их жизнь? Однако, единственно значимым для них было дело их жизни, будь то творчество или что-нибудь еще. Отдаваясь им полностью, они порой и не замечали этого ада...
Я не писатель, не художник...
Я не умею ничего по-настоящему. Потому пустота моей жизни и становится моим личным адом. Но ведь должно же быть хоть что-то, ради чего мне существовать и чему отдаться с головой? Почему я не нахожу это?